Мирный образ жизни и вегетарианство То, что вегетарианство всегда было широко распространено в Индии, явствует из первых ведических текстов. Это подтверждает также наблюдение древнего путешественника Мегасфена и китайского монаха-буддиста Фа-хсина, который в V столетии нашей эры отправился в Индию за оригиналами Священный Писаний.

Эти писания недвусмысленно призывают к отказу от мясной пищи. В «Махабхарате», к примеру, великий воин Бхишма объясняет Юдхиштхире, старшему из царевичей Пандавов, что мясо животных - то же самое, что плоть собственных детей человека, и что те безумцы, которые едят мясо, должны быть признаны худшими из всех людей. В «Махабхарате» это подчеркивается неоднократно. Здесь сказано: есть «нечистую» пищу не так преступно, как есть мясо (нужно помнить, что древнеиндийские брахманы превозносили чистоту как религиозный принцип).

Точно так же, в «Манусмрити» говорится, что человек должен «воздерживаться от поедания любого мяса», ибо мясоедение влечет за собой убийства и ведет к кармическому рабству (бандха).

Еще в одном ведическом тексте приводятся слова последнего из великих царей эпохи Вед, Махараджи Парикшита, сказавшего: «только убийца животных не может внять посланию Великой Истины». Таким образом, Веды сообщают нам: чтобы достичь духовной мудрости, нужно начать с вегетарианства.

Упомянутая выше «Махабхарата» обычно ассоциируется с другой эпической поэмой, «Рамаяной». Эти два текста считаются величайшими литературными произведениями Востока и оба они содержат доводы в пользу вегетарианства. «Рамаяна» говорит нам, что духовно возвышенные люди, такие как потомки полубога Икшваку, избегают мясной пищи и вообще стремятся избежать насилия в любом его проявлении (ахимса-рати). Конечно, царей из династии Икшваку и из других великих династий нельзя назвать людьми «не от мира сего»: при необходимости они защищали свое царство, как истинные кшатрии (воины). Однако, следует заметить, что истинные кшатрии никогда не опускались до бессмысленной жестокости. Они, скорее, «защищали от насилия других», как подсказывает этимология слова «кшатрии» (от «kshat», что означает «причинять боль», «trayate» - «защищать»).

Воистину, «Бхагават-гита» учит нас не быть фанатичными в отношении «ненасилия», поскольку полное отсутствие насилия в мире невозможно. Ганди писал: «Теперь я понял то, чего не понимал раньше - что в насилии может быть милосердие... Я не осознавал, что необходимо удержать пьяного от дурных поступков, что высший долг требует убить собаку, бьющуюся в агонии, или человека, зараженного бешенством. Все это - примеры того, что в жестокости иногда кроется милосердие».

Воздержание от насилия, согласно ведической традиции, должно совмещаться со здравым смыслом и практиковаться под руководством опытных учителей, в строгом согласии и Писанием. Комментируя тайный смысл учений «Гиты», индийский ученый С. Дасгупта спрашивает: «Если в загон со скотом заберется хищный зверь, что следует делать: убить хищника или позволить ему убить драгоценный скот?» Убить хищника – заключает он, поскольку важнее всего охранять общественное спокойствие и благополучие людей. Высшая форма милосердия включает в себя насилие, совершаемое с благой целью. Это принцип кшатриев. Согласно «Гите», этот принцип важнее любых абстракций, таких, как неразборчивое милосердие, которое в итоге может скорее причинить зло, чем сотворить добро.

Основной принцип всех ведических учений, однако, заключается в том, что любое деяние должно совершаться в повиновении воле Бога. К примеру, даже охота (мригайя) - занятие, считающееся греховным, может быть искуплено аскезами (тапа) и послушанием Господу (мад-упашрайя). Эта покорность - краеугольный камень ведической религии. Для прояснения ее важности в «Вараха Пуране» рассказывается история невежественного, но искреннего охотника, который убивал в день только одно животное и приносил часть мяса в жертву Богу, потому что в нем жило ошибочное убеждение, что жертва искупает убийство. В этой истории повествуется также о вегетарианце, который выращивал злаки и собирал зерно. В ведической традиции злаки считаются низшей, но сознательной формой жизни, и поэтому, собирая зерно, крестьянин губил больше жизней (семян и растений), чем охотник. Однако крестьянин никогда и ничего не предлагал Богу. В заключении говорится, что крестьянин был большим грешником, чем охотник, и запятнал себя самым тяжким убийством (маха-химса), «ибо ел плоть, не принося священной жертвы». Эта история, говорится в «Пуране», приведена не для того чтобы оправдать греховное пристрастие к мясу, а для того, чтобы восхвалить подношения Господу, которые очищают от любого греха.

Автор: Стивен Роузен
Источник: книга «Вегетарианство в мировых религиях»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка