О голоде и обжорстве, жадности и гостеприимстве, скупости и щедрости, должниках и кредиторах. 218, 219, 220

218. Надзиратель над поварами

Видя, как Насреддин Афанди ходит без дела, падишах вызвал его и сказал:
– Отныне назначаю вас главным надзирателем над моими поварами!
– Повинуюсь, ваше величество!

Спустя несколько недель падишах вызвал к себе Афанди и поразился – так тот растолстел.

– Боюсь я, скоро двери вашего дома станут для вас слишком узкими.
– Двери – это не беда, ваше величество, двери всегда можно расширить,- отвечает Афанди.- Только я попрошу вас подарить мне дом попросторнее…

219. А то расплескаюсь

Вернулся с поля Афанди поздно вечером и воскликнул:
– Жена, что бы поесть?
– Я варила машхурду,- отвечала жена,- мы с детьми уже поужинали. Тебя не дождались. Садись за дастархан.

Тотчас же она принесла большущую миску.

Афанди съел машхурду и воскликнул:
– Поистине давно я не ел ничего более вкусного. Нет ли там еще?

Жена принесла еще миску машхурды. Афанди быстро управился с ней и попросил еще. И третья миска быстро опустела.

Дети Афанди прибежали домой и кинулись к нему:
– Папа, поиграй с нами.

Но Афанди осторожно отстранил их и сказал:
– Отойдите! А то расплескаюсь.

220. Будьте милосердны к моей семье

Когда Насреддин был в гостях, после ужина принесли вареные бобы. Хотя Насреддин проявил немалое усердие во время ужина, он яростно набросился и на бобы.

– Если будешь так налегать на бобы, – говорят ему, – то может получиться несварение желудка, а там недолго и умереть.

Насреддин подумал некоторое время, а потом говорит:
– Если умру, будьте милосердны к моей семье.

И с прежним рвением принялся за бобы.

0 Comments

There are no comments yet

Leave a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *