О ворах и обворованных, о разбойниках и их жертвах, о пропажах и поисках. 348, 349, 350

348. Музыку ты услышишь завтра

Однажды Анастратин задумал обворовать лавку. Взял он напильник, пошел к лавке и стал подпиливать замок. Случилось так, что мимо как раз проходил знакомый Анастратина.

– Ты что тут делаешь? – полюбопытствовал он.
– Играю на скрипке, – ответил Анастратин.
– Почему же не слышно музыки?
– Музыку ты услышишь завтра, – сказал ходжа.

И на другое утро все услышали, что кто-то ограбил лавку.

349. В доме воры

Воры-взломщики совещались между собой:
– Если такой уважаемый человек, как Афанди, будет в нашей шайке, он всегда сможет выручить нас из любой беды.

Они щедро угостили Афанди, и он пошел на приманку, согласился вступить в их шайку. Ночью все вместе забрались в дом карнайчи. Воры связывали в узлы имущество. Афанди, найдя карнай, поднялся на крышу и давай трубить. Начался переполох, сбежались люди со всей махалли.

– Эй, карнайчи, что за глупость ночью трубить в карнай! – кричали люди. – Дня тебе мало! Шел бы себе да спал!..
– Не могу я идти, в доме воры, – ответил Афанди.

350. Как Насреддин делил воровскую добычу

Поставил однажды ходжа Насреддин посреди поля дверь так, чтобы ее видно было от дома, запер дверь на ключ, а ключ спрятал у себя.

– Что это ты придумал? – спросила его жена.

Ходжа объяснил:
– Я поставил эту дверь, чтоб отличать честных людей от нечестных. Добрый человек обойдет эту дверь стороной, а плохой прямо к ней направится.

Прошло некоторое время, и вот Насреддин увидел: идут по полю девять человек – и прямехонько к двери. Он вышел к ним и спрашивает:
– Куда путь держите, люди добрые?
– Какое тебе дело? – отвечают. – Мы идем своей дорогой.
– Вы воры и идете воровать, – сказал им ходжа Насреддин. – Возьмите и меня в свою шайку, не то я донесу на вас.

А это действительно были воры. Удивились они проницательности Насреддина.

– Ты прав, – говорят. – Видимо, ты умеешь угадывать, что люди думают и чем занимаются. Идем с нами, пусть нас будет десятеро.

Пришли они к другой деревне, увидели на околице девушку-пастушку с отарой овец, подкрались поближе. Насреддин и говорит своим приятелям:
– Вы оставайтесь в лесу, а я пойду к девушке и постараюсь заговорить ей зубы. Как только я покажу пальцем на солнце выскакивайте и уводите овец.

Сказано – сделано. Все вышло так, как задумал Насреддин. Утащили воры незаметно десять овец, он и сказал пастушке:
– Счастливо оставаться, малютка. Мне пора к своим.

Догнал он их уже возле своего дома и спрашивает:
– Как мы теперь разделим этих овец?
– Ты самый старший из нас, – сказали воры, – самый умный и самый справедливый. Как ты поделишь, с тем мы и согласимся.
– Что же, – сказал Насреддин, – если так, начнем с богом. Нас всех десять, и овец тоже десять. Но вас девять. Берите себе одну овцу, тогда и вас будет десять. А я себе возьму остальных девять, тогда и нас будет десять.
– Это несправедливо, ходжа, – сказал один из воров.
– Ах, если несправедливо, – отвечал Насреддин, – идите жалуйтесь на меня кади. Я расскажу ему все как было, пусть судит нас по законам божеским и королевским.

0 Comments

There are no comments yet

Leave a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *