Регрессия и реинкарнация. Часть 7

Многие великие философы, писатели, поэты выражали свою убежденность в реальности реинкарнации. Назовем Пифагора, Сократа, Платона, Аполлония Тианского, Эмпедокла, Овидия, Вергилия, Цицерона, Плотина или - ближе к нашим дням - Ламартина, Жозефа Мери, Амьеля, Виктора Гюго, Теофиля Готье, Александра Дюма, Понсона Дютеррайля, Гюстава Флобера.

Амьель писал: «Стоит мне только подумать о всевозможных наитиях, посещавших меня с самого отрочества, как мне становится ясно, что я прожил десятки, а может быть, и сотни жизней. Каждая из этих индивидуальностей внутри меня имеет свое мировосприятие или, вернее сказать, изменяет меня по своему подобию. Так я был математиком, музыкантом, монахом, ребенком, матерью и т.д. В этих состояниях вселенской симпатии я был даже растением и животным».

Гюстав Флобер в одном из писем признается: «Я уверен, что был главою труппы странствующих комедиантов в Древнем Риме... Какие-то смутные воспоминания о той жизни возникают у меня за чтением комедий Плавта».

О Жозефе Мери «Журналь литтерэр» писал еще при его жизни (в 1864 г.) следующее:

«Он излагает престранные теории, каковые суть его убеждения. Так, он твердо верит, что жил многажды; он припоминает малейшие обстоятельства своих прошедших жизней и излагает их с такою силою убежденности, что невольно начинаешь ему верить. По его словам, он был одним из друзей Вергилия и Горация; знал Августа и Германика; воевал в Галлии и Германии. Он был полководцем и командовал римскими легионами, когда они переправились через Рейн. В горах он узнает места, где войска его стояли лагерем, в долинах - поля сражений, в которых бился когда-то. Звали его тогда Минием. Вот эпизод, который, по всей видимости, свидетельствует, что воспоминания эти не суть плод его воображения.

Будучи в Риме (в нынешней своей жизни), он посетил Ватиканскую библиотеку. Там он был принят молодыми людьми - послушниками в коричневых рясах. Эти послушники принялись говорить с ним на чистейшем латинском языке. Мери был отменным латинистом во всем, что касалось до теории и писания, но у него еще ни разу не было случая запросто беседовать на языке Ювенала. Когда он услышал речь сегодняшних римлян и пришел в восторг от этого великолепного наречия, столь созвучного с нравами эпохи, в которой оно было в ходу, и ее памятниками, дожившими до наших дней, ему почудилось, что с глаз его спала завеса; и ему открылось, что он и сам в другие времена разговаривал с друзьями на этом божественном языке. И тогда с уст его полились готовые и безукоризненные фразы, он сразу же обрел изящество и правильность и наконец заговорил по латыни, как по-французски. Такая дивная легкость могла быть лишь плодом обучения - обучения, пройденного под руководством Августа - и жизни, прожитой в тот век великолепия латинской речи».

Далее в статье говорится:

«Следующая его жизнь на земле, по видимости, прошла в Индии. После опубликования его "Войны Низана" ни у одного из читателей не возникло сомнения, что он долго жил в Азии - настолько живы его описания, настолько подлинны нарисованные им сцены, каждая подробность словно схвачена глазом очевидца. Невозможно, чтобы он не видел того, о чем рассказывает; на всем лежит печать достоверности.

Он утверждает, что попал в Индию во время мусульманского вторжения, в 1035 году, и прожил там пятьдесят лет. Лучшие дни той его жизни прошли в Индии, и он обосновался в ней навсегда. Он снова был поэтом, хотя и не столь утонченным, как в Риме или в Париже. Сначала воин, затем мечтатель, он сохранил в душе захватывающие образы с берегов священной реки и из индусских поселений. У него было множество жилищ как в городе, так и в деревне, он молился в храме Слонов, знал продвинутую цивилизацию Джавы, видал великолепные здания, о которых пишет,- сегодня руины, о коих все еще мало известно.

Нужно услышать, как он рассказывает свои поэмы, ибо воистину это поэмы - его воспоминания а ля Сведенборг. Будьте уверены, он говорит вполне серьезно. Он и не думает разыгрывать своих слушатели. Он просто рассказывает все, как есть, и рассказ его в конце концов убеждает».

Бостонская газета «Бэннер оф лайт» от 15 октября 1892 года опубликовала следующий рассказ, подписанный мистером Айзеком Дж. Форстером. Вслед за тем эта история была перепечатана многими другими американскими газетами.

«Двенадцать лет назад я жил в графстве Эффингем (Иллинойс), когда у меня умерла дочь, Мэри, едва достигшая зрелости. На следующий год я обосновался в Дакоте. Там девять лет назад у меня родилась девочка, которую мы назвали Нелли. Как только она начала разговаривать, она заявила, что ее зовут не Нелли, но Мэри, что это ее настоящее имя, которое мы ей дали когда-то.

Недавно я посетил графство Эффингем, чтобы уладить там некоторые дела, захватив Нелли с собой. Она узнала наш старый дом и многих людей, которых никогда не видела, но которых моя первая дочь, Мэри, прекрасно знала.

В миле от дома находится школа, в которую ходила Мэри. Нелли, никогда ее не видевшая, точно ее мне описала и сказала, что хочет снова ее повидать. Я отвел ее туда, и, оказавшись там, она пошла прямо к парте, за которой сидела ее сестра, и сказала: "Это моя парта!"»

«Журналь де деба» от 11 апреля 1912 года в научной статье за подписью Анри де Вариньи приводит еще один подобный случай, заимствованный из книги X. Филдинга Холла, который долго занимался изучением этих вопросов:

«Где-то полвека назад, в Бирме, в один и тот же день, в одной и той же деревне родились двое детей, мальчик и девочка. Позднее их поженили, и они, обзаведясь семьей и проявив в своей жизни все добродетели, умерли в один и тот же день.

Наступили тревожные времена, и двое молодых людей, юноша и девушка, должны были бежать из той деревни, в которой произошла первая история; они обосновались в другом месте, и у них родились два сына-близнеца, которые вместо того, чтобы называть себя своими настоящими именами, назывались именами той добродетельной четы, о которой речь была выше.

Родители сначала удивились, но потом поняли. Для них добродетельная чета воплотилась в телах их детей. Возникло желание проверить это. Родители отвезли своих детей в деревню, в которой родились. И те узнали все: дороги, дома, людей, вплоть до одежды покойных супругов, которая непонятно по каким причинам сохранилась. Один из них вспомнил о том, что занял у одного человека две рупии. Тот еще был жив и подтвердил этот факт.

Г-н Филдинг Холл, который видел обоих детей, когда им было 6 лет, нашел, что один из них более похож на девочку; в нем, якобы, жила душа умершей женщины. До своего воплощения, говорят они, они жили какое-то время без тела в ветвях деревьев. Но эти отдаленные воспоминания становятся все менее отчетливыми и мало-помалу стираются».

Автор: Йог Раманантата
Источник: книга «Упражнения Йоги для развития памяти»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка