Одна суфийская притча: Суфий и три его ученика

Одна суфийская притча: Суфий и три его ученика

Повстречались как-то на дороге трое молодых людей, направлявшихся к суфийскому мастеру Килиди, потому что прослышали о его великой святости и чудесах. Путешествуя вместе, они делились друг с другом тем, что им было известно о пути и трудностях на нем.

- Исключительно важна искренность по отношению к учителю,- сказал первый юноша,- и, если меня примут в ученики, я сконцентрируюсь на том, чтобы избавиться от моего мелкого эгоизма.
- Искренность,- сказал второй,- конечно, означает полное подчинение, даже когда провоцируется сопротивление, и я, определенно, буду этого придерживаться. Но подчинение означает также отказ от лицемерия - внутреннего желания не подчиняться - и включает щедрость без гордости. Вот это я и попытаюсь практиковать.
- Искренность, устранение мелкого эгоизма, подчинение, отказ от лицемерия, щедрость,- сказал третий,- конечно необходимы. Но я слышал, что если ученик пытается насаждать все это поверх своего неизменного «я», оно становится механическим, ролевым, даже скрывая нежелательные черты, которые ждут, чтобы проявиться. Настоящий ученик - это, несомненно, тот, кто делает не просто противоположное тому, что, как он чувствует, является плохим, но и не носит одежды «добродетели». Говорят, что искателем истины является хозяин выбора: делать добро или делать то, что должно быть сделано.

[…]

Каковы человеческие ценности в Дзэне?

Каковы человеческие ценности в Дзэне?

Дзэн-буддистов просят сказать что-нибудь объективное, что-нибудь научное относительно человеческих ценностей. Но я боюсь, что в этом смысле мне сказать нечего. Дело в том, что я не ученый, а простой, обыкновенный любитель, проявляющий серьезный интерес к развитию и обогащению человеческой культуры вообще. Именно по этой причине я прошу позволения выразить свои скромные взгляды относительно поддержки теории «бескорыстного поведения». Что касается его «причин и условий», то вопрос этот, несомненно, исследовался многими учеными, которые, может быть, нашли нечто объективное, научное и в высшей степени способствующее благосостоянию человеческого рода. Но я не стану следовать их примеру. Я хочу отметить, что существует нечто «новое» - хотя, может быть, и не научное, и не объективное - в подходе к оценке поведения человека. В действительности это нечто «новое» - вовсе не новое, оно очень старо, и то, что оно старо, делает его новым, потому что нет ничего нового под луной, и старое является новым потому, что его можно рассматривать с точки зрения, прежде игнорируемой. Все ценности в обширной области деятельности человека можно назвать старыми, дряхлыми и даже изношенными в том смысле, что с самого начала развития цивилизации мы постоянно говорим о них, вследствие чего то, что неизмеримо ценно, обесценивается, теряет свою привлекательность и, следовательно,- свою жизненность.

Одним из способов их возрождения является их переоценка, позволяющая увидеть то, что в конечном итоге составляет сущность этих ценностей. Когда мы совершаем ее, мы обнаруживаем, что в основе всех ценностей лежит бескорыстный мотив. Любое действие, совершенное с низменной, эгоистической целью, является дурным, уродливым, порождает ненависть и наносит ущерб общему благосостоянию человечества. Таким образом, в основе всякого такого действия всегда лежит эгоизм. Эго - это агент, совершающий зло. Даже тогда, когда мы, объективно говоря, делаем нечто доброе и приносящее пользу всем, наш поступок не может считаться добродетельным, если в нем содержится хоть крупица эгоизма. Грубо говоря, ценности имеют два аспекта: субъективный и объективный и я хочу особо выделить субъективный и заявляю, что ценность не является ценностью, если она не свободна субъективно от эгоистического импульса. На языке Даосизма и Махаяна-Буддизма ценность является ценностью, если она вне ценности. Психологически это объясняется так: когда все ценности погружаются в глубины неосознанного или в океан забвения, они обретают свою истинную форму. Лао-цзы говорит, что все, что может быть отнесено к категории «того» или «этого», не есть Дао. Дао не имеет имени. В тот самый момент, когда вы говорите «это хорошо», хорошее перестает быть хорошим. Действительно, хорошее хорошо само по себе, ни больше и ни меньше. Добро - это ответственность. Таким же образом дело обстоит и с остальными человеческими ценностями. Когда Бог посмотрел на мир, сотворенный в ответ на его веление: «Да будет свет»,- сказал Он,- «Хорошо». Это «хорошо» не имеет ничего общего с какой-либо человеческой оценкой вещей. «Добро» - это сущность вещей, это не есть нечто, присоединяющееся к ним со стороны. В противном случае - оно не имеет никакой ценности. Любая ценность есть нечто, составляющее неотъемлемую часть этой сущности. Если вещь поистине пребывает в своей сущности, она представляет собой ценность. Искусственная красота не является красотой.

[…]

Дзэн-Буддизм указывает путь от рабства к свободе

Дзэн является искусством познания высшей природы человека, указывающим путь от рабства к свободе. Заставив нас пить прямо из родника жизни, он освобождает нас от всех оков, которые обычно связывают нас, смертных, в этом мире. Мы можем сказать, что Дзэн активизирует все силы, которыми естественно наделен каждый из нас и которые в обычных условиях подавлены и изуродованы до такой степени, что они не могут найти подходящего канала для своего проявления. Наше тело есть нечто, напоминающее электрическую батарею, в которой потенциально скрыта таинственная сила. Когда эта сила не находит должного применения, она либо грубеет и увядает, либо принимает уродливые формы выражения. Поэтому цель Дзэна - спасти нас от сумасшествия и уродства. Под свободой я подразумеваю свободную игру всех творческих и благородных импульсов, являющихся врожденными свойствами наших сердец. Обычно мы настолько слепы, что не видим того факта, что обладаем всеми необходимыми качествами, чтобы стать счастливыми и любить друг друга. Вся борьба, которую мы видим вокруг себя, является следствием такого неведения. Поэтому Дзэн желает, чтобы мы открыли «третий глаз», как его называют буддисты, и увидели новые горизонты, о которых мы раньше не могли мечтать и которые скрыты от нас вследствие нашего собственного неведения. Когда облако неведения рассеивается, открываются безграничные просторы неба, и мы впервые познаем природу своего собственного существа. Тогда нам становится ясным смысл жизни, она перестает быть слепым проявлением грубых сил. Несмотря на то что нам точно неизвестна конечная цель жизни, в ней появляется нечто такое, что приносит нам безграничное блаженство и совершенный покой на протяжении всей ее эволюции, причем отпадают все вопросы и пессимистические сомнения. Пока мы еще преисполнены жизненной энергии, но при этом не пробуждены для познания жизни, мы не осознаем всей серьезности жизненных конфликтов. Но рано или поздно настанет время, когда мы должны будем заглянуть ей прямо в лицо и решить ее самые неотложные и сложные задачи. Учитель Конфуций говорит: «В пятнадцать лет мой разум был направлен на изучение, а в тридцать знал, где искать истину». Это одно из мудрейших изречений китайского мыслителя. Психологи согласятся с этим утверждением, так как обычно приблизительно в пятнадцать лет юноша начинает серьезно наблюдать жизнь, пытаясь постичь ее. Все духовные силы, ранее скрывавшиеся в тайниках его подсознания, вырываются наружу почти одновременно.

[…]

Почему церковь против спиритизма?

Почему церковь против спиритизма?

С середины XIX века по первую четверть XX века земное человечество было свидетелем третьего, после Моисея и Христа, Откровения, пришедшего к нам из Высших Сфер. И христиане разных толков и всех направлений, непрерывно грызущиеся между собою по пустякам, на все лады перевирающие Евангелие и не желающие признать это третье Откровение, данное нам Высшими Духами, всего более походят на древних евреев, ведших схоластические споры, косневших в пороке и чтивших якобы Ветхий Завет, когда Живая Истина ходила по улицам среди них и была явна всякому, кто был способен исполниться доброй воли и чьи глаза и уши не были засыпаны мусором.

Церковь, запрещая вызывание духов, осуждая спиритизм, формально опирается на запрет Моисея. Но этот запрет у него находится в той части его законов, каковые имеют временный, то есть переходный и исторически обусловленный характер, и связан с конкретной исторической обстановкой, в какой жили руководимые им евреи. В самом же Евангелии, созданном в совершенно иных исторических условиях, нет не только ни одного запрета на все это или хотя бы какого намека на запрет, но и недвусмысленно указывается на важность этого дела, и вся последующая деятельность апостолов и святых, как ясно всякому знающему предмет, связана с применением спиритизма, о чем они сами недвусмысленно и говорят в оставленных ими сочинениях. И, подводя итог сказанному об этом запрете, можно спросить, неужели церковь ставит закон Моисеев выше закона Евангелического, то есть, иными словами, неужели же церковь православных, католиков и протестантов есть церковь более иудейская, нежели христианская?

Наибольшее зло миру от полуправд. Священные Писания всех религий, взятые в отдельности, также суть такие полуправды, ибо они обусловлены национально и исторически. Чтобы писания эти и религии поднялись до Истины, необходимо соединить их вместе и дополнить без боязни и лицемерия, решительно исключив все прежние, произвольные и ложные, толкования символов. Только так человечество достигнет Блага. Все это и является непосредственной обязанностью спиритизма и только ему одному это под силу. Всякий, чье религиозное чувство не искажено, способен понять истинность спиритизма.

[…]

Одна суфийская притча: Три суфия и погонщик верблюдов

Одна суфийская притча: Три суфия и погонщик верблюдов

Шли как-то по земле три суфия, и были они столь наблюдательными и мудрыми, что все называли их ясновидцами.

Однажды, во время одного из многих странствий, повстречался им на пути погонщик верблюдов. Завидев путников, он кинулся к ним с расспросами:
- У меня пропал верблюд,- выпалил он, уставившись на них выпученными глазами.- Вы его не видели?
- Он слеп на один глаз?- спросил один из путников.
- Да,- ответил погонщик.
- И зуба спереди у него не хватает,- добавил другой.
- Да, да...
- А еще хромает, да?- спросил третий.
- Да, да, да,- обрадовался погонщик.

Тогда все трое указали ему в ту сторону, откуда они шли, и сказали, что он может надеяться найти пропавшего верблюда.

[…]

Одна суфийская притча: Три дервиша и мастер

Одна суфийская притча: Три дервиша и мастер

Три дервиша, решившие найти Истину, достигли дома одного из великих учителей. Они попросили его помочь им; вместо ответа он повел их в свой сад. Подобрав ветку сухого дерева, он переходил от одной клумбы с цветами к другой, отсекая соцветия наиболее высоких из них.
Когда они вернулись в дом, мудрец сел среди своих учеников и спросил:
- Что означали мои действия? Любой из вас, кто сможет объяснить их правильно, будет допущен к Учению.

Первый дервиш сказал:
- Мое объяснение урока таково: люди, воображающие, что они знают больше, чем другие, должны подвергнуться выравниванию в Учении.

Второй дервиш сказал:
- Мое понимание действий таково: вещи, прекрасные наружностью, могут быть незначительны в целом.

[…]

Практические инструкции по упражнению в коанах

В этой статье последуют некоторые практические наставления учителей Дзэна различных эпох, касающиеся упражнения коан. По ним мы можем судить, какую роль играет коан в развитии Дзэна, а также какие тенденции обнаружились в этом упражнении с течением времени. Развитие упражнений коан явилось причиной появления нового движения среди учителей Дзэна династии Мин, которые стали связывать его с нэмбуцу, то есть с повторением имени Будды. Один учитель Дзэна времен ранней династии Сун дает следующие наставления по изучению Дзэна: «Послушайте, братья монахи. Вы можете много и умно говорить о Дзэне, о Дао и насмехаться над буддами и патриархами, но когда настанет день подведения итогов ваших достижений, ваш словесный Дзэн вам не поможет. Раньше вы обманывали других, но теперь вы обнаружите, что обманываете самих себя. Братья монахи. Пока у вас есть сила и здоровье, постарайтесь достичь действительного понимания сущности Дзэна. В конце концов, не так уж трудно завладеть ключом, но просто потому, что вы не решили биться до последней капли крови, чтобы найти путь к свободе, вы говорите: "Это слишком трудно. Это мне не под силу". Какой абсурд. Если у вас действительно есть воля, вы узнаете, что означает ваш коан ("нянь-фу", буквально "размышление о Будде")».

Один монах спросил однажды Дзесю:
- Наделена ли собака природой Будды?

На что учитель ответил:
- My.

[…]

Одна суфийская притча: Три истины

Одна суфийская притча: Три истины

Суфии известны как искатели истины, а истина есть знание объективной реальности.

Один невежественный и жадный тиран захотел однажды заполучить эту истину. Его звали Рударигх Родриго, он был великий лорд Мурсии в Испании. Он решил, что истина - это нечто такое, что можно силой выпытать у Омара аль-Алави из Тарагоны.

Омар был схвачен и приведен во дворец. Рударигх сказал:
- Я приказываю тебе немедленно изложить всю истину, которую ты знаешь, понятными мне словами, а не то придется тебе распрощаться с жизнью.
- Соблюдаешь ли ты при своем благородном дворе всеобщий обычай, согласно которому арестованный должен быть отпущен, если он говорит правду, отвечая на поставленные вопросы, и если эта правда не свидетельствует против него?- ответил Омар.
- Да, соблюдаю,- сказал вельможа.
- Я прошу всех присутствующих быть свидетелями слов нашего господина,- сказал Омар.- А теперь я скажу истину и не одну, а целых три!
- Мы должны воочию убедиться, что твои слова представляют собой действительно истину как таковую. Доказательство должно сопровождать твои слова.
- Для такого господина, как ты,- продолжал Омар,- которому мы собираемся открыть не одну, а целых три истины, мы уж постараемся дать истины, которые будут самоочевидными.

[…]

Одна суфийская притча: Три дервиша в поисках Истины

Одна суфийская притча: Три дервиша в поисках Истины

Давным-давно жили три дервиша: Як, Ду и Си. Первый дервиш пришел с севера, второй - с запада, третий - с юга. У этих людей была общая цель: они стремились к Глубокой Истине и искали Путь. Первый, Як Баба, сидел и размышлял, пока у него не начала болеть голова. Второй, Ду Ага, стоял на голове, пока у него не отнялись ноги. Третий, Си Каландар, читал книги, пока у него не пошла из носа кровь. Наконец, они решили объединить свои усилия. Дервиши удалились в уединенное место и стали сообща выполнять свои упражнения, надеясь таким образом сконцентрировать необходимое количество усилий, чтобы вызвать появление Истины. Сорок дней и сорок ночей искатели упорно добивались своей цели, и вот на сорок первый день, словно из-под земли в вихре белого дыма перед ними возникла голова очень древнего старца.

- Это таинственный Кхидр, страх людей!- воскликнул первый дервиш.
- Да нет же, это Кутуб, столп мира,- возразил второй дервиш.
- Вы оба заблуждаетесь,- вмешался третий,- я убежден, что это никто иной, как Абдель, Измененный.
- Я ни тот, ни другой, ни третий,- могучим глухим голосом проговорил дух.- Но я тот, кого вы можете представить. Сейчас, кажется, вы стремитесь к одной цели, которую вы называете Глубокой Истиной?
- Да, о Мастер,- хором ответили дервиши.
- Приходилось ли вам слышать когда-нибудь изречение «Путей столько же, сколько человеческих сердец»?- спросила голова и, не дожидаясь ответа, продолжала,- во всяком случае, вот ваши пути: первый дервиш должен отправиться в страну глупцов; второй дервиш должен разыскать волшебное зеркало, а третий пусть обратится за помощью к Джинну Водоворота.

[…]

Коан приводит к постижению Дзэна

Коан имеет целью искусственное или систематическое развитие в последователях Дзэна того, что древние учителя открывали в себе непосредственно. Он также позволяет передать опыт Дзэна большому количеству умов, на что, в отсутствие этой системы, учитель Дзэна не мог бы и надеяться. Таким образом, коан стремится к популяризации Дзэна и в то же самое время сделался средством сохранения опыта Дзэна во всей его подлинности. «Аристократический» Дзэн превратился в «демократический», систематизированный и до некоторой степени механизированный Дзэн. Несомненно, это также означало бы его искажение, но без этого нововведения Дзэн, вероятно, уже давно умер бы. По-моему, именно система упражнений коан спасла Дзэн - это уникальное наследие - дальневосточной культуры. Чтобы немного лучше понять те обстоятельства, которые обусловили возникновение системы коан, позвольте мне привести слова одного из двух учителей XI столетия. Они свидетельствуют о том, что в то время было, по крайней мере, две тенденции, разрушающие Дзэн. Одна представляла собой доктрину и практическую школу «абсолютного спокойствия», а другая - привычку умствовать, которая давила Дзэн со всех сторон. «Абсолютное спокойствие», с идеей которого учителя Дзэна неустанно боролись с самого начала истории Дзэна, по ошибке принималась за сущность Дзэна. Эта тенденция почему-то неизбежно преследовала практическую школу Дзэна. Что касается умственного понимания Дзэна, то не только неспециалисты, но также некоторые приверженцы Дзэна постоянно увлекались им вопреки опыту Дзэна. Нет сомнения в том, что здесь скрывается злейший враг Дзэна. Если с ним не покончить, то он, несомненно, будет снова и снова поднимать голову, особенно тогда, когда Дзэн выказывает признаки упадка. Синдзе Кокумон говорит в одной из своих проповедей: «Что касается Дзэна, то первостепенное значение в нем имеет личный опыт. Все, что не основано на нем, находится вне его. Поэтому изучение Дзэна должно непосредственно вытекать из самой жизни, а сатори должно быть глубоким. Если что-либо остается неисчерпанным, то это значит, что вы еще не совсем ограждены от мира злых духов. "Разве не говорил один древний учитель, что множество трупов лежит на гладкой, ровной земле, а также, что они настоящие, что они прошли сквозь колючие заросли?" В наше время многие люди стали жертвой заблуждения и считают, что Дзэн достигает своей кульминации, когда все функции тела и ума прекращаются и имеет место сосредоточение, распространяющееся на одно мгновение настоящего, в котором преобладает состояние "вечности в одном мгновении" - состояние, в котором все существо замирает, подобно пламени лампады в старой придорожной гробнице; это состояние холодной отчужденности. К глубокому сожалению, они не могут понять, что такое состояние сосредоточенности, как бы желательно оно ни было, становится - когда человек привязывается к нему - препятствием к достижению истинного внутреннего просветления или проявления сверхчувственного состояния».

[…]

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка