О голоде и обжорстве, жадности и гостеприимстве, скупости и щедрости, должниках и кредиторах. 227, 228, 229

227. Знакомый Насреддина

Насреддин шел по степи. Видит, сидят за едой несколько незнакомцев. Не говоря ни слова, он подсел к ним и стал тоже есть. Один из сидящих спрашивает:
– С кем из нас вы имеете честь быть знакомы?
– С ним,- указал Насреддин на кушанье.

228. Пай Моллы

Однажды весной Молла вместе с приятелями пошел в одно из ближайших селений погулять. Он увидел там прохладные родники, журчащие реки, зеленые холмы – одним словом, цветок звал цветок, соловей – соловья. Посмотришь – и глаз не оторвешь.

Приятели решили остаться там на неделю и как следует погулять. И каждый из них обещал внести свою лепту в общее веселье. Один сказал:
– Доставлять хлеб всю эту неделю я беру на себя.
– Мясо с меня,- сказал другой.
– Сладости,- пообещал третий,- за мной.

Все обязанности были распределены. Очередь дошла до Моллы и все взглянули на него, ожидая, что же он возьмет на себя.

– Если вы вздумаете здесь пировать не только неделю, а целый год,- сказал Молла,- я обещаю ни на минуту не покидать вас. Если же покину, пусть меня обзовут самым недостойным прозвищем, какое только есть на свете.

229. Ловкость Насреддина

Насреддин с четырьмя приятелями поливали ночью поле. Они сели ужинать, вдруг подул ветер и погасил свечу. Приятели договорились, что одному надо пойти за огнем, а остальные тем временем будут ждать и не прикоснутся к еде. Чтобы все знали, что никто не ест, они должны были сложить руки на животе. Но Насреддин ухитрился высунуть одну руку из-под колена и стал потихоньку уписывать плов. Когда принесли огонь, оказалось, что от еды почти ничего не осталось. Все набросились друг на друга с бранью, один только Насреддин помалкивал.

0 Comments

There are no comments yet

Leave a comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *