Одна суфийская притча: Три суфия и погонщик верблюдов

Шли как-то по земле три суфия, и были они столь наблюдательными и мудрыми, что все называли их ясновидцами.

Однажды, во время одного из многих странствий, повстречался им на пути погонщик верблюдов. Завидев путников, он кинулся к ним с расспросами:
— У меня пропал верблюд,- выпалил он, уставившись на них выпученными глазами.- Вы его не видели?
— Он слеп на один глаз?- спросил один из путников.
— Да,- ответил погонщик.
— И зуба спереди у него не хватает,- добавил другой.
— Да, да…
— А еще хромает, да?- спросил третий.
— Да, да, да,- обрадовался погонщик.

Тогда все трое указали ему в ту сторону, откуда они шли, и сказали, что он может надеяться найти пропавшего верблюда.

Погонщик, решив, что старцы видели его верблюда, устремился по указанному пути, даже не поблагодарив путников. Но верблюда он не нашел и подумал, что неплохо бы снова поговорить с ясновидцами, быть может, они подскажут ему, как поступить дальше. Он догнал их уже поздно вечером, когда путники расположились на ночлег.

— У твоего верблюда с одного бока висит бурдюк с медом, а с другого мешок с зерном, я не ошибаюсь?- спросил один из них.
— Да,- удивленно ответил погонщик.
— Он везет беременную женщину?- спросил другой.

И тут червь сомнения зашевелился у погонщика под сердцем, но, поколебавшись немного, он снова протянул:
— Да-а.
— Мы не знаем, где они,- закончил третий.

Теперь погонщик не сомневался, что именно эти трое украли и верблюда, и женщину, и всю кладь. Ослепленный гневом, он поволок их в ближайшее село к судье и обвинил старцев в воровстве.

Судья, выслушав погонщика, решил, что дело тут очевидное, и приказал взять всех троих под стражу. Но спустя некоторое время погонщик все-таки нашел своего верблюда, который преспокойно пасся на каком-то поле. Вернувшись к судье, он упросил, чтобы ясновидцев отпустили.

Судья, поначалу не позволивший им даже слова сказать в свою защиту, принялся расспрашивать, откуда же им было известно столько подробностей о злополучном верблюде, хотя, и теперь это уже очевидно, они даже не видели его.

— Но мы видели верблюжьи следы на дороге,- ответил один из них.
— Один из отпечатков был очень слаб, отсюда мы сделали вывод, что он хромает,- добавил второй.
— Он обгладывал листы кустарника только с одной стороны дороги, следовательно, он был слеп на один глаз,- продолжил третий мудрец.
— Листья были расщеплены посередине, что указывает на отсутствие среднего зуба,- снова вступил первый.
— Пчелы и муравьи собирались на разных сторонах дороги: мы увидели, что с одной стороны был пролит мед, а с другой рассыпано зерно,- сказал второй.
— Мы нашли длинный человеческий волос на том месте, где верблюд останавливался и кто-то слезал с него, это была женщина,- сказал третий.
— На том месте, где она сидела, мы нашли отпечатки ее ладоней, тогда мы и подумали, что она, видать, скоро должна разрешиться, коль ей приходится подниматься, опираясь на руку,- заключил первый.
— Но почему же вы не потребовали на суде, чтобы мы выслушали ваши объяснения?- удивился судья.
— Просто мы подумали, что погонщик не оставит поисков пропавшего верблюда и скоро, быть может, найдет его,- ответил первый ясновидец.
— А найдя его, он подумает, что с его стороны будет весьма благородным поступком добиться нашего освобождения,- сказал второй.
— Любопытство судьи не могло ускорить расследование,- сказал третий.
— Истина, установленная благодаря его собственным действиям, будет для него более очевидна и бесспорна, нежели наша попытка доказать, что мы были задержаны безо всяких на то оснований,- с достоинством прибавил первый.
— По опыту мы знаем, что люди более склонны верить истине, когда думают, что открыли ее сами,- сказал второй ясновидец.
— А теперь нам пора в путь. Впереди нас ожидает еще много трудов,- заключил третий.

И суфии ушли своей дорогой. Они и поныне пребывают в трудах, странствуя по дорогам земли.

Это может быть вам интересно
guest
0 Комментарий
Inline Feedbacks
View all comments