Общение между духами и людьми Сегодняшней медициной добыты новые данные, которые недвусмысленно показывают, что после смерти тела существование личности продолжается. Всякий человек, следящий за достижениями современной медицины в этой области, назовет имена Рэймонда Моуди, Элизабет Кюблер-Росс, Майкла Сабома, Джорджа Ритчи, Корлисса Озиса, Мориса Ролингза и многих других.

Точно таким же фактом осталось и то, что ученые, жившие в конце XIX века и серьезно изучавшие проблемы в области, называемой ими спиритизмом, пришли, среди многого прочего, к тем же самым выводам.

Факты эти и выводы, из них вытекающие, несомненны, касаются каждого из нас, и касаются весьма близко. Тем не менее большинство людей проявляет к этому очень мало интереса. И делается обидно за это большинство. Человек не понимает, не чувствует и не видит. Словно слепой проходит он мимо сокровища, которое теперь открыто, показано, доступно. Заметь, посмотри и возьми себе эту драгоценность, которую тебе дарят и которая сделает тебя лучше и счастливее (что одно и то же). Что тебе мешает? Что тебя задерживает? Сейчас не надо, как когда-то, вступать ради этого в тайные мистические общества и приносить страшные клятвы, не нужно, как прежде, этому «верить», а довольно только не полениться, посмотреть и малость подумать - и понимание (или, как говаривали в прошлые эпохи, - «вера») придет неизбежно, придет само собой. А без этого, человек может прожить всю жизнь, прожить ее кое-как, и умереть, так и не узнав в свое время, какое сокровище он упустил.

«Всего убедительнее, всего важнее, по-моему, было бы для нас свидетельство человека умершего и затем воскресшего, если бы он сообщил нам, что в смерти нет страдания», - говорит Сенека. Свидетельства именно таких людей и собраны в трудах вышеназванных авторов, но обывательской самонадеянности недосуг взвешивать доводы ученых и мудрых, ибо она почитает себя мудрее и ученее их. С древнейших времен люди верили в существование души, в ее бессмертие и даже, как указывается в некоторых источниках, общались с духами «умерших». Скептик на это скажет, что человеку якобы во все времена нравилось верить в чудеса. Но, позвольте, что называет он чудом? Чудом он называет то, что «сверхъестественно», а сверхъестественно для него все то, что «противоречит законам природы». Он, видите ли, оказывается, знает законы природы настолько хорошо, что может решать, что им соответствует, а что противоречит. Он даже не замечает, что подобным суждением ставит пределы могуществу самой природы, а происходит именно это, когда он, исходя из своего «всеведения» решает, что природа сделать может, а что ей сделать уже никак не под силу. Особый вес такие суждения приобретают, когда человек, выдвигающий их, носит звание «ученого». Но в действительности подобная установка всего менее научна и означает лишь несдержанность невежественного ума.

Для подобных критиков весь спиритизм сводится к сомнительным сеансам с «кручением блюдец» и «верчением столов». И невдомек многомудрым, что они всего более походят здесь на того простака, который бы искренно верил, будто вся физика заключается лишь в падении яблока на землю, и считал бы это свое суждение по поводу физической науки не подлежащим дальнейшему развитию и истолкованию фактом. Именно такова логика наиболее воинствующего скептицизма, на поверку оборачивающегося самым беспомощным легковерием.

Подобному воплощенному критерию истины мы можем предложить только одно: пусть-ка он попробует доказать нам, будто существование духов и их общение с так называемыми «живыми» людьми противоречит законам природы и что все это не является и не может являться одним из ее прекрасных и восхитительных законов! Но пусть он не пытается доказывать это одним только голым отрицанием, которое не является аргументом, или утверждениями типа: «этого не может быть, потому что это невозможно», ибо таковые ничего не доказывают, кроме бессилия самого теоретика. Увы! Господа, после всех его попыток сделать это окажется, что он не в состоянии привести ни одного весомого довода. За все те годы, что существует эта проблема, никто из наших предшественников, ни мы сами не встретили скептика, рассуждения которого заслуживали бы серьезного анализа. Поэтому в борьбе с нами они избрали не путь рассуждения, а совершенно иной: более или менее искусную дезинформацию и силовое затыкание рта своим оппонентам.

Мы утверждаем, что спиритизм есть философия, выводы и гипотезы которой заставляют задуматься всякого образованного и серьезного человека. Идея души, лежащая в его основе, неразрывно связана с идеей ее бессмертия, и обе они суть естественное следствие идеи Бытия Божьего. Преступление марксизма-ленинизма, равно как и всякого материализма, состоит в том, что он, чрез безбожие, пытается лишить человека его духовной сути и его первородного права на бессмертие, с тем чтоб превратить его попросту в «кусок мяса». Но спиритизм указывает человеку на его истинную природу, говоря ему, что он есть не тело, но дух.

Если основа, то есть существование души, допущена не в виде вероятия, но как нечто доказанное, неоспоримое, тогда не видно, как бы существованье духов совершенно естественно и логично не вытекало из этой основы. Поэтому нам остается только выяснить вопрос, может ли дух сообщаться с человеком, то есть обмениваться с ним мыслями? В своих рассуждениях мы будем, разумеется, исходить из принципа существования души, который, как мы сказали, сегодня вполне бесспорен и ясен для каждого человека, который мыслит самостоятельно и непредвзято, то есть человека с открытым и свободным умом, умом, чуждым рабства перед обычаем, привычкой или догмой.

На вопрос о том, возможно ли общение между людьми и духами, такой ум ответит: «А почему бы, собственно, и нет?» Что есть такое человек, если не дух, помещенный в тюрьму тела? Почему бы свободный дух не смог сообщаться с духом, плененным в материи, как свободный человек - с тем, кто закован в цепи? Если вы допускаете сохранение души после смерти тела, то разве разумно не допускать сохраненье привязанностей и чувств? Поскольку души находятся всюду, то разве не естественно подумать, что та душа, которая любила нас при жизни, будет находиться рядом с нами и переступив порог смерти, что она пожелает общаться с нами и что для этого она воспользуется средствами, находящимися в ее распоряжении? При жизни разве не воздействовала она на материю своего тела? Разве не она управляла его движениями? Почему же тогда после своей смерти, по соглашению с другим духом, связанным с телом, она не может позаимствовать у него это живое тело, чтобы проявить свою мысль подобно тому, как немой пользуется говорящим, для того чтобы дать понять себя?

На минуту отвлечемся от фактов, которые, для нас, делают вещь неоспоримой, и предположим ее просто в виде обычной гипотезы. Мы просим скептиков доказать нам, повторяем, не одним только голым отрицанием, ибо их личное мнение не может образовать закона и быть отражением объективной истины, но весомыми доводами, что этого не может быть, что это принципиально невозможно. Мы становимся на их почву, и поскольку они хотят оценить так называемые «спиритические» факты с помощью законов материи, то пусть они, стало быть, найдут в этом арсенале какое-либо математическое, физическое, химическое, механическое, медицинское, физиологическое и вообще биологическое доказательство и докажут через А+В, все время исходя из принципа существования и выживания души:
1. Что существо, которое мыслит в нас при жизни, не должно мыслить после смерти;
2. Что если оно и мыслит, то все же не должно больше думать о тех, кого оно любило;
3. Что если оно все же думает о тех, кого оно любило, то не должно больше желать общаться с ними;
4. Что если оно и может быть повсюду, где ему угодно, то есть обладает даром «вездесущности» (а это одно из свойств развоплощенных духов), то оно все же не может быть рядом с нами;
5. Что если оно рядом с нами, то все же не может сообщаться с нами хотя бы при помощи каких-либо знаков;
6. Что своей флюидической оболочкой оно не может воздействовать на неживую материю;
7. Что если оно и может воздействовать на неживую материю, то все же не может воздействовать на одушевленное существо;
8. Что если оно может воздействовать на одушевленное существо, то все же не может водить его рукою, чтобы заставить его писать;
9. Что будучи в состоянии заставить его писать, оно все же не может ответить на его вопросы и передать ему свою мысль.

Когда противники спиритизма докажут нам, что всего этого не может быть, причем доводы их будут настолько же убедительны, как, к примеру, те, которыми Галилей доказал, что не Солнце вращается вокруг Земли, но именно Земля вокруг Солнца, тогда мы сможем еще сказать, что сомнения их обоснованны. Но все дело, напоминаем, в том, что ни мы сами, ни наши предшественники в прошлых столетиях с такими доводами не встретились. К сожалению, вся аргументация наших противников до сего дня сводилась лишь к одной жалкой и бессильной фразе: «Я в это не верю, стало быть, это невозможно». Они, без сомнения, скажут нам, что это мы должны доказывать реальность спиритических феноменов. На это мы скажем, что мы в состоянии доказать им ее фактами и рассуждением, что уже не раз и было сделано нами. Если же они не допускают ни тех, ни другого, если они отрицают даже то, что они видят, то тогда пусть все-таки они докажут, что наше рассужденье ошибочно и что факты невозможны.

Автор: Йог Раманантата
Источник: книга «Упражнения Йоги для развития памяти»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка