Почему учение Христа несовместимо с христианским учением?

Почему учение Христа несовместимо с христианским учением?

Всякому человеку, по-настоящему задумывающемуся над сущностью христианской религии, неизбежно бросается в глаза трагический разлад, вопиющее несоответствие, бытующее между словом и делом самого Христа, с одной стороны, и словами-делами его более поздних последователей - с другой. И проблема здесь не только в том, что на протяжении веков религия любви и всепрощения насаждалась огнем и мечом. Может быть, всего более важно во всеуслышание заявить сегодня о полнейшей несовместимости учения Христа с учением христианским, вернее, называющим себя «христианским». Насколько все просто, ясно, цельно в первом, настолько же все запутано, невразумительно и противоречиво во втором. Как вообще могло такое случиться, что учение Христа, столь цельное и целеустремленное, раздробилось в практике и мыслях последователей на множество направлений, ответвлений и сект? Вот вопрос, которым стоило бы задаться.

Создатель, творец, носитель света из множества разрозненных и противоречивых элементов составляет в творческом акте единое целое, в которое он вдыхает жизнь. Это логика созидания, соединения, синтеза. Так поступают светлые силы. Поведение сил темных, естественным образом, совершенно противоположно: они берут творение светлых, выхолащивают его и, изгоняя из недр духовную искру, носительницу жизни, его тем умерщвляют. Затем они начинают препарировать оставшийся в их власти труп, вновь разлагая его на элементы, что высвобождает столь ценимую ими энергию распада и порождает хаос. Это логика разрушения, разъединения, анализа. Эти процессы мы можем наблюдать на всех уровнях нашего духовного и физического бытия. Понимание их может объяснить нам также многое из того, что произошло с христианским учением.

[…]

Как влияет атеизм на человечество?

Как влияет атеизм на человечество?

С религией дела обстоят весьма неблагополучно. Не случайно весь XX век прошел под знаменем самой глупой из всех религий - атеизма. К. Преображенский в своей книге «Неизвестная Япония» справедливо пишет: «Нет отрицания без сущности. Невозможен был бы, к примеру, антифашизм, если бы не было фашизма, так же, как никогда не заводился антикоммунизм до возникновения идеологии коммунизма. Атеизм же, отрицая Бога, не признает Его бытия даже в условном допущении, пытаясь балансировать на одной только левой ноге. Атеизм - это тень, отбрасываемая религией. Подобно ей, он тоже требует от своих адептов веры, но отрицательной, как бы с изнанки - в несуществование Бога. Такая вера бесплодна. Разрушая старые храмы, она не способна построить новых, ибо лишена созидания. Сражающаяся за пустоту, она и нравственно никчемна, и потому влияние атеизма на людские души пагубно, что подтверждает нынешний моральный упадок советского общества». Это является выражением глубокого кризиса всех иных сегодняшних религий: Ислама, Буддизма, Индуизма, Иудаизма и прежде всего - Христианства. Здесь не место разбирать этот вопрос подробно. Можно лишь сказать, что кризис религии обусловлен ее догматизмом, преобладанием в ней формы над сутью, материи над духом. Так, к примеру, остается только скорбеть об официальных формах современного Христианства, игнорирующих закон перевоплощения (реинкарнация), ибо именно это игнорирование ввергает их в бездны амартологии и сатанизма.

[…]

Почему умственная ограниченность материалистов не может признать существование души?

Почему умственная ограниченность материалистов не может признать существование души?

Философия не так уж часто отвечает своему названию, ибо когда знакомишься со многими ее детенышами, то невольно поражаешься прозорливости авторов, которые, как то им кажется, обсуждают вопросы весьма важные, но человеку беспартийному, к сожалению, столь часто напоминающие содержимое выеденного яйца. И тогда видишь, что все это вовсе не «я люблю мудрость», но обычно и чаще всего - «я люблю глупость». Так, в частности, авторы, занимающиеся пописыванием «философских» сочинений, имеют сегодня твердую внутреннюю убежденность в том, будто человек - просто мыслящий кусок недоброкачественного мяса, и, исходя из этой убежденности, они строят столь же ценные дальнейшие свои теории. Им и невдомек, что будь он таковым, то ему было б не под силу произвести даже и эту кретинскую идею.

Камилл Фламмарион говорит: «Если души не существует, если способность мыслить всего лишь свойство мозга, то мы не имеем больше права говорить, будто мы имеем тело, потому что тогда наше тело, наш мозг имеют нас». Понимаете ли вы это?

Ничем непоколебимая уверенность большинства нынешних людей в том, что человек есть тело, наивна, как семь смертных грехов, и так же безобразна, как и они. Она вполне соответствует уровню самосознания животных, но совершенно неуместна у человека и недостойна его. Вся современная партийно-официальная «философия» (да и не только партийно-официальная), по своим масштабам и значимости,- какая-то гипертрофированная гибель амебы.

[…]

Душа не укладывается в рамки науки

Душа не укладывается в рамки науки

Примирение науки и религии необходимо, это вопрос жизни и смерти для нашей цивилизации. Примирение это исполнимо лишь на основе взаимных уступок и отказе от догматизма. Подобное примирение возможно лишь в спиритизме и только благодаря ему, как бы оскорбительно ни звучало это на первых порах для слуха служителей механического знания и охранителей сектантского культа.

Сегодня не будет преувеличением сказать: засилье вздорной наукообразности и ложной науки привело к тому, что нынешняя думающая часть человечества охотно и вполне серьезно изучает такие вопросы, как катары желудка у инфузорий или профилактика перелома ног у тараканов и блох, и предпочитает эти «исследования» размышлению о глубоких тайнах души человеческой. В итоге нынешняя интеллигенция даже не знает, есть ли вообще у человека душа, и склоняется к бездумному утверждению того, что ее нет, и потому с достойной последовательностью изучает всякий недостойный вздор и предается унизительной глупости. Кризис духовного сознания человека XX века хорошо выражают слова А. Тарковского: «Мы так мало знаем о душе, в этом отношении мы похожи на бродячих собак. Мы хорошо себя чувствуем, когда говорим о политике, искусстве, спорте, женщинах, любви, но когда речь заходит о духовности - мы блуждаем. Нет у нас образованности в этой области. Мы не подготовлены к этому...»

Но в «Агрушада-Парикшай» («Индийской Книге Духов») сказано: «Первейшая из наук - это наука о человеке; человек же есть душа, а тело его - лишь средство сообщения с земною материей; изученье души ведет к познанию всех зримых и незримых сил природы, к познанию великого целого».

[…]

Дух и наука

Дух и наука

Увлечение чисто научным экспериментированием и анализом в отрыве от нравственно-философской концепции, определенной Кардеком и самими духами, дало в конце концов свои отрицательные плоды. Об опасности этого предупреждал уже Конан-Дойль, когда писал, что эти опыты, сами по себе, не имеют большого значения, что они важны лишь постольку, поскольку поддерживают собой и придают объективную значимость огромному множеству знаний, призванных глубоко изменить наши старые религиозные взгляды и дать человеку уверенность в его будущем, знание о его индивидуальном, личном бессмертии. Но этого в серьезном масштабе как раз и не произошло, форма, как это часто бывает в человеческой истории, заслонила собою суть. Нравственное учение, философия бессмертия, торжество духа над материей и над смертью постепенно были забыты. Остались лишь механические эксперименты с механическими же, как полагали, неживыми силами, воздействующими на такую же мертвую материю. К началу XX века материализм восторжествовал как в мышлении людей, так и в их деятельности. В конце концов, как естественный итог этого разразилась первая мировая война, приведшая затем к роковому октябрьскому перевороту в России. Значение этих двух событий, и в особенности последнего, не получило еще должной оценки у историков, и не было понято и прочувствовано их пагубное влияние на ход человеческой истории в XX веке. Само понятие духовности было утрачено, и ее заменила власть силы и количеств, когда численное равенство было отождествлено с равенством качественным, вопреки мнению древних, которые считали, что люди качественно не равны и что «один стоит многих тысяч, если он наилучший». И тогда «духовность» стала всего лишь неуклюжей метафорой на устах тех, кто не признает существование самого духа. Как следствие, политика с ее разнузданными страстями и аппетитами стала командовать нравственностью, определять, что хорошо и что плохо. И вот мы получили то, что имеем.

Политические и идеологические условия во многих странах долгое время находились на таком уровне, что сколько-нибудь серьезно о вещах мистических и духовных говорить не представлялось возможным. Хочется думать, что теперь это время безвозвратно прошло и многое, если не все, можно называть своими именами. «Оккультное», т.е. «скрытое», «потайное», сегодня должно наконец стать ясным, явным, понятным каждому, ибо только таков путь здоровой цивилизации, восхождения человечества на следующую ступень эволюции, а также залог нашего выхода из глубокого и затяжного духовного кризиса.

[…]

Великие умы за и против спиритизма

Великие умы за и против спиритизма

В свете спиритического откровения все неясности ветхо- и новозаветных текстов, священных писаний всех религий устраняются и все встает на свои места. Столь «странные» явления как чудеса, левитация, огненные языки, предсказания, предчувствия и многое другое обретают наконец свое истинное значение.

Страстная проповедь Кардека, Дени и их французских, английских, американских и немецких коллег привлекают к спиритизму внимание и симпатии в научном мире, в мире литераторов и людей искусства.

Среди писателей, например, в этом смысле высказались в свое время Виктор Гюго, Теофиль Готье, Александр Дюма (перечитайте в этой связи смерть Атоса в «Виконте де Бражелоне»), Р. Л. Стивенсон (бывший, кстати сказать, одно время секретарем Эдинбургского спиритического общества), Г. Р. Хаггард, А. Конан-Дойль - автор «Нового Откровения», «Жизненного Послания», двухтомной «Истории Спиритизма» и других работ, Александр Гепп, Шарль Ломон, Викторьен Сарду, Эрнест Бонмэр, Морис Лашатр, Огюст Вакри, изложивший свои взгляды на этот предмет в «Крохах истории», Эжен Ню - автор «Великих Тайн» и «Потусторонних вещей», и многие-многие другие; у нас, в России - А. Н. Аксаков и, в известной мере, Владимир Соловьев. Даже сам насмешливый и скептичный Шопенгауэр не счел в свое время для себя возможным сомневаться в реальности этих явлений, ибо прекрасно знал, что они не такая уж редкость. Любопытно в этой связи отметить, что если сам Лев Толстой и потешался всячески над этой новой ветвью исследований, то зато вся его мистическая философия и нравственность, особенно в том виде, как они поданы в его «Круге чтения», целиком совпадают с мистической философией спиритизма и его нравственным учением. В своей пьесе «Плоды просвещения», в каковой граф Толстой задался целью нещадно высмеять спиритизм, он на самом деле высмеял всего лишь собственные упрощенно-поверхностные о нем представления. Печальный и назидательный казус, когда великий ум, возомнившись, считает себя в праве издеваться над тем, с чем едва знаком понаслышке.

[…]

Развитие спиритизма в XIX веке

Развитие спиритизма в XIX веке

Прошло уже пятнадцать столетий с той поры, как почитаемые некогда предки превратились в докучливых привидений. И вот 11 декабря 1847 года, на ферме Гайдсвилль, что возле Нью-Йорка, две девочки - Маргарет и Кэти Фокс - возобновляют диалог с тенями, прерванный искаженным Христианством.

Призрак, проявившийся с помощью стуков и щелчков, раздававшихся в стенах и предметах обстановки, нисколько их не испугал, а совсем наоборот. Желая его поддразнить, младшая из сестер - Кэти - также принялась стучать, на что незримый собеседник ответил равным числом ударов. И тогда по какому-то наитию девочка сказала ему: «Кто ты? Если ты человек, то стукни один раз; а если - дух, то два». Тут же прозвучали два сухих удара, положивших начало той азбуке, которой стали пользоваться сестры Фокс, а вслед за ними и спириты всего мира.

Весть об этом событии быстро разлетелась по миру, и явление повторялось так часто, что стало совершенно привычным. Общение с этим духом не замедлило повлечь за собой исключение семьи Фокс из лона методистской церкви. И семья переехала в Рочестер, куда ее сопроводило и стучащее привидение, которое согласилось выступать даже на публичных сеансах, демонстрирующих медиумические способности обеих девочек. Их старшая сестра, Лия Фокс, устраивает им триумфальное турне, вслед за которым по маршруту их следования вспыхивает настоящая эпидемия медиумического подражания.

[…]

Что такое полтергейст?

Что такое полтергейст?

В последнее время много пишется и говорится о так называемом полтергейсте, и может сложиться впечатление, будто это какое-то новейшее явление, которого никогда прежде не было. Но это не так. Полтергейст существует сейчас, существовал сто, двести, тысячу лет назад, существовал с самых незапамятных времен, существовал всегда. Также, говоря о полтергейсте, его по невежеству помещают в разряд аномальных явлений, между тем как он принадлежит к числу явлений вполне нормальных, ибо не может быть признано аномальным то, что происходит и происходило всегда, то, что происходит к тому же в согласии с законами, уже известными. Складывается впечатление, что большинство самодеятельных публикаций на эту тему имеет задачей посильнее напугать читателя. В действительности же все столь устрашающие гипотезы не имеют под собой ни малейшего основания и измышлены людьми, лишь «шапочно» знакомыми с этим предметом. Читать статьи, написанные бездарными фантастами,- не самое, как нам кажется, лучшее употребление, какое можно дать своему свободному времени.

«Все действительно новое - это основательно забытое старое» - сегодня эта истина звучит совершенно избито - так часто ее теперь повторяют. И все же приходится произнести ее вновь, поскольку ни к чему она сегодня с такой справедливостью неприложима, как к явлению, привлекшему к себе внимание под названием «полтергейст». Весьма забавно наблюдать нынешних ученых мужей, коих демонстрировали в одной из телепередач, посвященной так называемому «Барабашке», слышать, что сам по себе феномен ими признается, и видеть их полнейшее недоумение и растерянность по поводу природы этого явления. Мол, да, все это есть, а что это такое, мы пока что не знаем; или - что намного смешнее - слышать их заверения: «Да, мы все это знаем, и у нас уже есть модели, в которые все эти вещи вписываются». Да полноте, не иллюзия ли, чтобы что-то живое вписалось в механическую модель? Ведь оно впишется - и все же останется за пределами, ибо феномен жизни не объясним механическими и атомическими причинами. Давать жизни такие объяснения - это иллюзия решения проблемы, господа ученые, мираж успеха. Еще один такой мираж - прятать вещи за непонятными словами, вроде этого «полтергейста».

[…]

Почему церковь против спиритизма?

Почему церковь против спиритизма?

С середины XIX века по первую четверть XX века земное человечество было свидетелем третьего, после Моисея и Христа, Откровения, пришедшего к нам из Высших Сфер. И христиане разных толков и всех направлений, непрерывно грызущиеся между собою по пустякам, на все лады перевирающие Евангелие и не желающие признать это третье Откровение, данное нам Высшими Духами, всего более походят на древних евреев, ведших схоластические споры, косневших в пороке и чтивших якобы Ветхий Завет, когда Живая Истина ходила по улицам среди них и была явна всякому, кто был способен исполниться доброй воли и чьи глаза и уши не были засыпаны мусором.

Церковь, запрещая вызывание духов, осуждая спиритизм, формально опирается на запрет Моисея. Но этот запрет у него находится в той части его законов, каковые имеют временный, то есть переходный и исторически обусловленный характер, и связан с конкретной исторической обстановкой, в какой жили руководимые им евреи. В самом же Евангелии, созданном в совершенно иных исторических условиях, нет не только ни одного запрета на все это или хотя бы какого намека на запрет, но и недвусмысленно указывается на важность этого дела, и вся последующая деятельность апостолов и святых, как ясно всякому знающему предмет, связана с применением спиритизма, о чем они сами недвусмысленно и говорят в оставленных ими сочинениях. И, подводя итог сказанному об этом запрете, можно спросить, неужели церковь ставит закон Моисеев выше закона Евангелического, то есть, иными словами, неужели же церковь православных, католиков и протестантов есть церковь более иудейская, нежели христианская?

Наибольшее зло миру от полуправд. Священные Писания всех религий, взятые в отдельности, также суть такие полуправды, ибо они обусловлены национально и исторически. Чтобы писания эти и религии поднялись до Истины, необходимо соединить их вместе и дополнить без боязни и лицемерия, решительно исключив все прежние, произвольные и ложные, толкования символов. Только так человечество достигнет Блага. Все это и является непосредственной обязанностью спиритизма и только ему одному это под силу. Всякий, чье религиозное чувство не искажено, способен понять истинность спиритизма.

[…]

Когда человек перестает быть человеком?

Когда человек перестает быть человеком?

Надо признать, что наш век был веком механического суеверия. Но человек, чье мышление заражено чисто механическим видением мира, мыслит неполноценно. При этом механическое понимание мира механизирует и самого человека, и хотя он и не становится роботом, но человеком быть уже перестает. Отсюда желание вождей и теоретиков видеть в человеке лишь ничтожный винтик государственно-общественной машины и, соответственно, превращение человека в этот винтик, в орудие, а не цель. Если этот винтик добросовестен в своем ущербном мышлении, то он неизбежно должен прийти к отчаянию пессимизма. Он похож на мокрого, перепуганного мышонка, стоящего перед огромным, голодным тигром.

Между тем ничто не совершается механически, сама механика одухотворена. Она действует лишь постольку, поскольку одухотворена законами и волей, сообщающей этим законам огненность. Во всей вселенной психика надстоит физике, подобно тому как дух надстоит материи. Вернее даже сказать, что это - не подобие, а тождество. И человек, удовлетворенный материалистическим объяснением мира, подобен ребенку, завороженному игрой марионеток, не видящему ничего, кроме их и сцены, по которой они двигаются, и не замечающему ниток, за которые их дергают невидимые руки, и ничего не подозревающему о существовании этих рук и того, кому они принадлежат.

[…]

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка