Дар красноречия и сила молчания

Дар красноречия

Сравнивая царства минералов, растений и животных с человечеством, мы замечаем, что не только человек, но и все остальные существа наделены даром выражения. Камень обладает наименьшей способностью к выражению, и к нему мы чувствуем наименьшую привязанность. Мы бьем и колем его, мы добываем его в каменоломнях, и находим для него всевозможное применение, и совсем не симпатизируем ему, потому что он не разговаривает с нами. Он говорит нам слишком мало. Гораздо больше симпатии мы испытываем к растению; мы любим его, оберегаем, даем ему воду, и, поскольку оно обладает большей выразительностью, мы заботимся о нем больше. Но и среди камней есть некоторые, говорящие с нами более других; в особенности мы ценим алмазы, рубины и изумруды. Мы платим за них тысячи фунтов; мы носим их на себе.

Животные наделены гораздо большим даром выражения, чем растение или камень, и кажутся нам несравнимо более близкими существами. Собака вилянием хвоста, прыжками, каждым моментом своей жизни говорит: «Я тебя люблю»,- и мы дарим ей значительно больше заботы. Мы не нуждаемся в том, чтобы рядом с нами в кресле лежало растение, но если собака сидит в кресле, то нам это нравится. Кошка тоже не владеет речью, но все равно умеет общаться с нами своим голосом. Во всех частях света люди ценят соловья за его голос, его выразительность. В лесах множество птиц, о которых мы никогда не думаем, потому что они не имеют голоса. Но певчих птиц мы все знаем и любим держать попугаев, которые могут говорить.

В Коране говорится, что Аллах сделал человека Халифом, правителем над всеми творениями, благодаря этому его дару - речи. Только человек наделен даром красноречия. Но тогда как одни люди подобны камню, некоторые - растению или животному, другие обладают человеческими качествами. Человек, похожий на камень, не способен к выражению; в нем нет магнетизма, притягательной силы. Он имеет лишь то, что присутствует в его внешнем облике – совсем как камни, пусть даже рубины и изумруды; если отбросить внешнее, больше ничего не останется. Человек, подобный растению, лишен интеллекта; у него есть лишь некоторые чувства, некоторая индивидуальность. Он может быть красив, а может походить на колючку или ядовитое растение. Человек-животное наделен чувствами и страстями, но не способен их выразить. Лишь тот является подлинно человеческим существом, кто наделен даром выражения, кто может говорить о том, что он чувствует.

Дар красноречия у индусов олицетворяет Вак, богиня речи. Почему не Бог? Потому что тот, кто говорит, отзывчив Создателю, Богу внутри нас. Индусы также различали 3 типа людей: ракшаса, или монстр, мануша, или человек, и дэвата, богоподобный человек. Монстром является тот, кто лишен речи и чувств. Человек-мануша наделен чувствами, но лишен выражения. Богоподобный человек красноречив; и именно это делает его тем, кто он есть.

Красноречие существует от начала времен, потому что вначале было Слово, предшествующее созданию человека. Но ни камень, ни растение, ни животное не могли выразить Слово; это оказалось по силам только человеку, и когда он это сделал, то стал инструментом письма для Божественного Сущего. Вот почему творение обрело в человеке совершенство, вот почему он стал высшим из всех живых существ. Но говоря и раня своей речью сердце и чувства другого человека, он злоупотребляет красноречием. Русская пословица гласит: «Красноречивый язык - это меч, побеждающий мир». Меч может побеждать, а может и убивать. И язык тоже способен или побеждать, или разить. Эта же мысль выражена в евангельской проповеди: «Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю».

Мир подобен куполу, где все сказанное возвращается к нам. Если мы скажем: «Как красиво!» - эти слова вернутся к нам. Если скажем: «Ты глупец!» - эхо отзовется: ты глупец. Иной может считать себя очень важной персоной, которой позволено говорить все что вздумается, но однажды эхо его дурных слов настигнет его.

Иногда человек и не хотел бы говорить другу ранящих слов, но, сам не желая того, говорит грубо, потому что его ум переполнен плохими впечатлениями, хранящимися в нем. Поэтому мы должны сохранять только хорошие впечатления, не удерживая при этом другие, для того чтобы от нас исходило только добро.

О предмете можно говорить 2-мя способами. Прежде чем начать говорить, можно вспомнить все известное о предмете, а затем перечислить все доводы, всплывшие в уме. Это речь попугая. Человек повторяет то, что он выучил, совсем как попугай, говорящий определенные слова, потому что его научили так делать. Другой способ высказываться состоит в том, чтобы опереться на хранилище, на знание, всегда присутствующее в самом человеке. Чтобы обнаружить это знание, нужна стрела; такой стрелой служит глубинное чувство, что пронзает все преграды. Знание всегда с нами, но без красноречия мы отрезаны от него.

Когда мы видим ковыляющего по улице кривобокого калеку, то очень легко посмеяться над ним, но маленькое чувство вызовет в нас сожаление, а глубинное чувство принесет с собой способность выразить сожаление и сострадание.

Сила молчания

В Веданте дыхание называется праной, жизнью. Дыхание - это цепочка, связующая воедино тело, сердце и душу. Дыхание так важно, что когда оно уходит, то покинутое им тело - тело, которое так любили и о котором так заботились, что даже из-за маленького насморка или кашля бежали к докторам и хватались за лекарства, становится больше не нужно. Оно уже не может оставаться живым.

Речь являет собой разрыв в дыхании. Иначе говоря, когда человек говорит, ему приходится делать больше вдохов и выдохов, чем в случае молчания. Дыхание подобно обручу, с которым играют дети: чем сильнее удар палочки, тем больше оборотов сделает обруч, катясь по земле; когда импульс толчка будет исчерпан, обруч упадет. Можно также привести в пример ход часов. Часы идут в течение такого периода времени, на который хватает их завода; его может хватить на 24 часа или на неделю, но дольше этого срока они идти не смогут, как бы сильно их ни заводили. Или вспомним детский волчок: он делает столько оборотов, на сколько хватит силы, с которой его раскрутили, а когда сила исчерпана, волчок падает.

От первого вздоха зависит, насколько длинной будет наша жизнь: сколько вдохов и выдохов нам отпущено. Разговаривая, мы тратим очень много жизненных сил; молчание в течение одного дня означает удлинение жизни на неделю или больше, а день, проведенный в разговорах, отнимает неделю жизни. Молчание - это лекарство от многих бед, хотя человек, живущий в миру, разумеется, не может практиковать его постоянно. Но он в состоянии следить за своими словами; человек мог бы помнить, что за каждое сказанное им слово он будет награжден небесами или наказан адом.

В Индии с древних времен живут мистики, которых называют муни. Они никогда не говорят, хотя в остальном живут как все люди. Эти мистики часто живут намного дольше, чем мы в настоящее время: 300 лет, 500 лет и даже более.

При воздержании от речи дыхание остается непотревоженным; оно равномерно и спокойно. Мистики всегда уделяли большое внимание дыханию и сделали его изучение принципиальным моментом своих занятий. Тот, кто овладел дыханием, овладел и собственной жизнью; тот, кто не может управлять дыханием, подвержен всем возможным болезням. Есть люди, управляющие дыханием бессознательно, например боксеры и борцы, а также некоторые люди, ведущие праведную жизнь.

В наше время мы настолько любим поговорить, что оставшийся в одиночестве человек испытывает желание выйти из дома и попытаться найти какого-нибудь собеседника. Часто люди наедине с собой начинают разговаривать с окружающими предметами, а многие говорят сами с собой, если больше не с кем. Если бы кто-нибудь объяснил им, они бы, возможно, поняли, как много энергии теряют с каждым сказанным словом. Молчание - это расслабление ума и тела; оно дарит отдых и лечит. Сила молчания очень велика, и не только с точки зрения получения и накопления энергии и жизненной силы, но и с моральной: много пользы можно приобрести молчанием.

Многие глупости, совершаемые нами, это глупости речи. За каждую неделю на одно ошибочное действие мы совершаем тысячи ошибок речи. Часто мы оскорбляем или раним другого только лишь потому, что слишком много говорим; воздержись мы от речи, этого бы не случилось.

Кроме того, существует тенденция к преувеличению. Все идеалисты, любящие чем-либо восхищаться, имеют склонность к преувеличениям. Если человек вышел из дома и увидел на плакате, что прилетает «цеппелин», он стремится напугать своих друзей и рассказывает, что летят 20 «цеппелинов». Когда его друзья впадают в панику, он испытывает определенное удовлетворение. Если идеалисты питают нежные чувства к другому, они говорят, что он - солнце и луна в небесах. Нет никакой нужды говорить все это.

В разговорах человек развивает в себе еще и склонность к противоречию. Что бы ни говорилось, он желает сказать нечто противоположное. Он становится похож на боксера или борца: если ему не с кем мериться силами, он чувствует себя обманутым, настолько велика его склонность к речи.

Однажды я присутствовал на приеме в доме друга, где среди людей был некто, споривший с каждым гостем, так что все они от него устали. Я старался избежать общения с ним, но кто-то представил нас друг другу, и, когда он услышал, что я преподаю философию, он решил: «Вот кто мне нужен». Первым делом он сказал: «Я не верю в Бога». Я спросил его: «В самом деле? Но верите ли вы в этот проявленный мир, в красоту этого мира многообразия и в то, что за ним стоит сила, породившая все это?». Он ответил: «Я верю во все это, но почему я должен поклоняться определенной личности и называть ее Богом? Я верю во все это, но не называю это Богом». Я сказал ему: «Вы верите, что каждое следствие имеет свою причину и что у всех этих причин должна быть одна изначальная причина. Вы называете это причиной, я - Богом; это одно и то же. Всегда есть кто-то главный, которому вы отдаете честь, кто-то над вами, перед которым вы склоняетесь, например, отец и мать, есть нечто светлое, что вы любите и чему поклоняетесь, есть кто-то, к кому вы относитесь с уважением, некая сила, перед которой вы чувствуете себя беспомощным. Каким же могуществом должна обладать Личность, которая создала и теперь держит под контролем все это, и насколько более она достойна веры и почитания!». Он ответил: «Но я не называю ее божественной силой, я зову ее универсальной силой, свойством, действующим механически, согласовывая все». Когда я пытался удерживать разговор на одном предмете, он перескакивал на другой; когда я следовал за ним, он опять перескакивал на следующий, пока наконец я не бросил это занятие, припомнив слова Шанкарачарья: «Все невозможное можно сделать возможным кроме одного: нельзя подвести к истине ум глупца».

Стремление противоречить может разрастись настолько, что, даже если человек слышит собственную мысль из уст кого-то другого, он занимает противоположную позицию, чтобы обеспечить возможность спора. Есть персидская поговорка: «О Молчание, ты есмь бесценное блаженство, ты скрываешь промашки глупцов и даришь вдохновение мудрым!».

Как много неразумного мы говорим из одной только привычки говорить! Как много бесполезных слов произносим! Если нас представили кому-то, то мы обязаны говорить, иначе нас сочтут невежливыми. И начинается беседа вроде этой: «Какой ясный день; сегодня холодно»,- или еще что-нибудь о погоде и так далее; привычка к таким бесцельным беседам со временем превращается в болезнь, так что человек не может успокоиться, пока не опустошит головы окружающих обсуждением бесполезных вещей. Он больше не может ни минуты прожить без того, чтобы следовать этому самоинтересу; он становится так увлечен речью, что может в один прекрасный день рассказать историю своей жизни незнакомцу, не давая ему вставить слово, хотя человек может быть весьма этим раздражен и готов сказать: «Мне-то что за дело?» Люди также часто выбалтывают тайны, о чем потом им приходится жалеть.

Под властью этих же чар человек выказывает в своих речах равнодушие, гордость, предубеждение, в чем после раскаивается. Все это порождается отсутствием контроля за речью. Иногда слово оказывается более ценным, чем все сокровища мира, а в других случаях слово может обратиться в меч.

Есть разные пути к вдохновению, но лучший среди них - молчание. Все мистики хранят молчание. Во время странствий по Индии я встречал многих великих людей, и все они воздерживались от речи хотя бы несколько часов в день, а некоторые - все 24 часа в сутки.

В Хайдарабаде жил мистик по имени Шах Кхамуш. Его звали так по причине его молчания. В юности это был очень умный и энергичный человек, который однажды пришел к своему муршиду с очередным вопросом наготове, что так естественно для ученика. Муршид сидел, погруженный в экстаз, и так как он не желал говорить, то приказал ему: «Молчи». Мальчик был глубоко поражен. Он никогда прежде не слышал таких слов от своего муршида, всегда такого доброго, терпеливого и готового ответить на любой вопрос. Но этого урока хватило ему на всю жизнь, поскольку он был разумным человеком. Он вернулся домой и не говорил ни с кем из семьи, даже с родителями. Тогда его муршид, видя это, тоже перестал разговаривать с ним. В течение многих лет Шах Кхамуш не проронил ни слова, и его психическая сила возросла настолько, что достаточно было взглянуть на него, чтобы испытать вдохновение. Одним своим взглядом он вдохновлял любого. Одним взглядом лечил. Это случилось не так давно, лет 25 назад.

Активность несет опьянение, а в наши дни активность так увеличилась, что с утра до вечера у нас нет ни минуты передышки из-за каждодневной вечной занятости, заставляющей нас без конца двигаться. К вечеру мы так устаем, что хотим только спать, а с утра все начинается снова. Этот образ жизни многое губит; человек так жаждет удовольствий, что забывает о жизни, которая сама по себе является удовольствием. У каждого должен быть хотя бы 1 час в день, посвященный тишине и неподвижности.

Следом за молчанием речи приходит молчание мыслей. Иногда человек сидит неподвижно, ничего не говоря, но мысли его непрерывно скачут. Ум может не хотеть этих мыслей, но они все равно приходят. Ум оказывается для них танцевальным залом, в котором они беспрепятственно кружатся и кружатся. Надо, чтобы одна мысль стала такой интересной, такой важной, что смогла бы вытеснить все прочие.

Когда мысли утихомириваются, наступает тишина в чувствах. Мы можем ничего не говорить против какого-либо человека, можем даже не иметь мыслей против него, но если хотя бы легкая неприязнь к нему присутствует в нашем сердце, то он это почувствует. Он ощутит в этом сердце ожесточение. Так же обстоит дело с любовью и привязанностью.

Абстрактное означает существование за пределами этого мира, где все формы существования сливаются, где все они встречаются друг с другом, и это отвлеченное состояние имеет собственное звучание. Когда этот звук также затихает и человек поднимается над ним, он достигает высшего состояния, наджат, вечности; но, определенно, чтобы достичь этого состояния требуется очень много усилий.

Автор: Инайят Хан
Источник: книга «Учение суфиев»

Комментарии (1)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка