В слабой памяти слабое внимание

Интенсивность первоначального впечатления определяет степень последующих воспоминаний или припоминаний и пропорциональна вниманию, с которым относятся к предмету, производящему впечатление,- это является психологическим законом.

Самюэль Джонсон формулирует эту проблему вполне однозначно: «Запоминать умеет тот, кто умеет быть внимательным». Константин Дмитриевич Ушинский продолжает ту же мысль: «Внимание - это та единственная дверь нашей души, через которую все, что есть в сознании, непременно проходит». Если внимание, если сила восприятия падают, то, с одной стороны, ухудшается память, а с другой - время летит для нас быстрее, но проходит бессодержательно и неэффективно.

Испытания, оставляющие наиболее постоянные и резкие впечатления в нашем мозгу, суть именно те, на которые мы обратили наиболее сильное внимание. Однако многие авторитеты идут дальше, утверждая, что внимание - наиболее важная умственная привычка и что каждый человек имеет возможность развить известную степень гениальности, развивая силу сосредоточенного внимания, способного к неограниченному возрастанию при непрестанном упражнении.

Наибольшую разницу между умом отдельных лиц в гораздо большей мере составляет различие в степени внимания, нежели различие в отвлеченной способности рассуждать, и что внимание является лучшей половиной интеллекта.

Предсознательная часть разума сохраняет все впечатления, получаемые органами чувств, независимо от наличности внимания, но так как такие впечатления обыкновенно не входят в сознание при посредстве памяти, то ввиду их малой пользы они как бы не существуют. Итак, для наших целей мы можем признать, что без определенной степени внимания мы не сохраним продолжительного впечатления.

Исходя из этого, мы можем сказать, что недостаточно, чтобы предмет произвел впечатление при посредстве чувства на мозг, но, чтобы запомнить что-нибудь, в момент первичного впечатления необходимы внимание и сознательность.

Для пояснения разницы между сознательным вниманием и простым получением впечатлений через органы чувств вообразим себя на одной из людных улиц большого города. Тысячи предметов являются перед нашим зрением, тысячи звуков воспринимаются нашим мозгом при посредстве слуха, обоняние тоже получает впечатления, осязание также не бездействует, потому что мы можем сталкиваться с людьми и натыкаться на какие-то предметы. Среди такого хаоса зрительных впечатлений, звуков, запахов, при возможности восприятия самых разнородных впечатлений мы можем, однако, быть заняты одним определенным зрелищем, одним звуком, даже мыслью, а все прочее, окружающее нас, как бы не существует. И все, что мы потом вспомним об этом времени, будет именно тот предмет, на который мы исключительно смотрели, или тот звук, к которому мы прислушивались, или та определенная мысль, которая занимала нас в этот момент.

Большая часть нами видимого, слышимого, чувствуемого почти тут же и забывается, потому что мы относимся к этому с очень незначительной степенью внимания. Говорят, что слабая память есть слабое внимание и что привычка к наблюдению - двойник памяти.

Может ли человек одновременно сосредоточиваться на нескольких предметах - вопрос, в котором мнения расходятся. Высшие авторитеты, однако, сходятся в том, что разум может одновременно заниматься лишь одним предметом, но переходить от одного предмета к другому он может попеременно и с изумительной быстротой, которая может навести на мысль, будто человек в состоянии разделить внимание между 2-мя предметами и более. Некоторые люди дела одарены способностью делать сразу 3 или 4 дела, но в действительности они лишь развили в себе способность быстро переходить от одного предмета к другому. Гранвилль, упоминая об этом, говорит, что такого рода умственная гимнастика нередко заканчивается самым печальным падением, из-за которого такой умственный гимнаст надолго оказывается лишен возможности пользоваться своими незаурядными способностями.

Бэн подводит итог всему сказанному, говоря: «Никогда не следует забывать, что человеческий разум в одно время может заниматься лишь одною вещью, хотя и можно переключать внимание и таким образом схватить сразу два или более предмета».

Когда разум сосредоточен на одном предмете, то мы невосприимчивы к зрелищам и звукам, которые в другое время тотчас же привлекли бы наше внимание. Человек, погруженный в какое-либо определенное занятие, не заметит проходящих чрез комнату лиц или не услышит боя часов, рядом с ним находящихся. В публичной библиотеке Чикаго автор наблюдал десятки людей, которые, углубившись в чтение, по-видимому, не воспринимают ни зрелищ, ни звуков и не сознают времени; погруженные в свои книги, они не замечают встающих или садящихся вокруг них людей и не соображают, что время уже закрывать библиотеку, и для этого нужно их тронуть за плечо и попросить удалиться. Некоторые люди так погружаются в свои думы, что далеко проезжают собственную станцию по железной дороге. В пылу битвы раны в первое время обыкновенно не замечаются. Рассказывают, что Генри Клей, намереваясь говорить об очень важных вопросах и желая ограничить время своего выступления, просил одного из своих друзей остановить его по истечении указанного им срока. Он, однако, так увлекся своею речью, что его друг так и не мог привлечь его внимания и, не зная что делать, несколько раз пребольно уколол Клея булавкою в ногу. Но тот, не обращая на это внимания, еще долго продолжал говорить, хотя из ноги даже показалась кровь. Впоследствии он рассказывал, что отнюдь не сознавал стараний приятеля привлечь его внимание и действительно сильно разбранил того за неисполнение своей просьбы. Один известный французский писатель в ночь Св. Варфоломея так, говорят, углубился в свою работу, что не слыхал побоища даже под своими окнами. Другой итальянский ученый был настолько занят своими опытами, что не слыхал шума сражения на городских улицах и, выйдя уже ночью из дома, был поражен тем обстоятельством, что город занят войсками Наполеона, а австрийцы оставили свои позиции. Про Сократа рассказывают, что однажды, отправившись добровольцем в военный поход, он остановился на дороге, погруженный в свои философские размышления; простояв часа четыре и разрешив занимавший его вопрос, он вдруг увидел себя посреди равнины оставленным ушедшим вперед войском.

Если вы желаете посвятить все свое внимание какому-нибудь предмету, то по возможности выбирайте время и место, с тем чтобы ваш ум был свободен от всех посторонних впечатлений. Ведь если вы хотите заинтересовать своего знакомого каким-нибудь важным делом, не отправитесь же вы к нему, когда он чем-то занят, и вам не придет в голову принудить его разобрать ваш вопрос, если он погружен в другие соображения. Вы подождете, когда он будет относительно свободен от прочих занятий, в уверенности, что будете иметь тогда внимательного слушателя. Только люди, умеющие сосредоточивать свое внимание, могут бросить свое занятие и тотчас же посвятить все внимание другому предмету. Понятно, что память следует за вниманием, и лучше запоминаются те вещи, впечатления от которых получены, когда ум находится в покое и не занят ничем посторонним.

Цельное, нераздельное внимание дает изумительно ясные впечатления, укрепляет умственные способности и дает им силу, которой они не обладали бы при обыкновенных условиях. Если сосредоточить свое внимание на больной части тела, то боль усиливается. Замечено, что если сосредоточить внимание на какой-нибудь части тела, то можно вызвать в ней всякое ощущение. Установлено, что можно усилить кровообращение в любой части тела, если сосредоточить на ней внимание. Если мы желаем получить наиболее полное и ясное впечатление от какого-нибудь предмета, то мы должны сосредоточивать на нем свое внимание. Это сосредоточение может усиливаться от намеренных упражнений.

Люди интеллекта и внимание

Люди большого интеллекта отличаются и развитой способностью внимания, между тем идиоты и глупцы обыкновенно лишены всякого внимания. Стало быть, память великих людей наполнена сильными интенсивными впечатлениями, вводимыми ими в область сознания при их ежедневных занятиях, тогда как человек с недостаточным вниманием обладает лишь незначительным запасом знания, постоянно ощущая недостаток в нем.

Знание наше о предмете ограничивается лишь тем, что мы помним его

Стало быть, знание всякого зависит от его памяти. А так как память зависима от внимания, то внимание есть первичный фактор знания. Развив свое внимание, и мужчина и женщина будут щедро за это вознаграждены. Научитесь делать одновременно лишь одно дело, но делать его наилучшим образом. Сосредоточивая наше внимание и интерес на одном предмете, мы будем работать с успехом и удовольствием. Мы узнаем все, что следует знать по данному вопросу. Хорошо сказано Честерфильдом: «В течение дня для всего хватит времени, если мы будем делать только одно дело; но и года будет для вас недостаточно, если вы попробуете делать два дела сразу». Лорд Берлей того же мнения, когда говорит: «Наикратчайший способ исполнить много дел - это делать в одно время лишь одно дело».

Вышеупомянутой теории как бы противоречит тот факт, что многие люди размышляют лучше всего, если они при этом выполняют какое-нибудь легкое занятие, например, шьют, вяжут, разрезают книгу, рассматривают картину, курят и пр.; но эти кажущиеся исключения только подтверждают правило: внимание, отвлекаясь от главной мысли, переходит к более легким занятиям, предъявляющим наименьшие требования и не отвлекающим внимания далеко от главной мысли. На самом деле то более легкое занятие дает мысли в этих промежутках некоторый отдых. Поэтому, если вам трудно сосредоточивать свое внимание на каком-либо предмете, возьмитесь в то же время за какую-нибудь легкую работу. Пусть только такая вспомогательная работа будет легка, потому что все серьезное раздвоит внимание.

Изучая какой-нибудь предмет, мы получим наилучшие результаты, если направим свое внимание на различные подробности, не отдавая всего внимания предмету в его целом. Мы получаем наиболее полное впечатление благодаря нашей способности анализа и абстракции. Мы лучше узнаем предмет как целое, изучая его подробности. Говоря словами доктора Геринга: «Специализация - мать знания». Прежде чем изучить и выполнить сложное действие, человек должен научиться выполнять каждую составную часть этого действия. Узнав, как выполнять каждую часть, он будет уже в состоянии выполнить и целое. Те же самые принципы приложимы и к умственным познаниям, и к приобретению впечатлений.

Тем, кто не приучился сосредоточивать свое внимание на одном предмете, приобретение новых привычек кажется трудным и утомительным. Но дело облегчают упражнения, и со временем вы найдете, что внимание станет сосредоточиваться автоматически, не требуя ни малейшего усилия. Внимание и способность к сосредоточению могут быть настолько развиты упражнением и практикой, что будут проявляться бессознательно, если в том явится необходимость. Раз вы будете нуждаться в сосредоточенном внимании, оно у вас появится. То же самое и относительно мысленного анализа. Приобретите только умственную привычку, и ваш разум будет следовать ей. Только бы проложить интеллектульную тропу, а разум уже по ней пойдет. Упражнение и постепенное совершенствование - вот и весь секрет успеха в достижении интеллектульного развития.

Автор: Йог Раманантата, Йог Рамачарака
Источник: книга «Упражнения Йоги для развития памяти»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка