Любая критика спиритизма несерьезна Сегодня, когда столько сделано и узнано, отрицать, игнорировать факты мистики, оккультизма, уфологии - значит демонстрировать тем отнюдь не свой здравый смысл и проницательность, как то многие почему-то полагают, но лишь показывать свою глупость, невежество и недомыслие. Конан-Дойль по этому поводу писал: «Мы достигли теперь такой точки, когда дальнейшие доказательства становятся излишними и когда вся тяжесть сомнений и опровержений целиком ложится на тех, кто отрицает существование этих явлений. Но как раз те люди, которые требуют доказательств, как правило, никогда не дают себе труда ознакомиться с теми многочисленными доказательствами, какие уже есть. Похоже, каждый воображает, будто весь предмет должен быть пересмотрен заново потому только, что лично ему требуются какие-то сведения».

В этой связи надобно еще раз подчеркнуть, что в ту пору, когда эти явления действительно серьезно изучались, вопрос о неподложности, вернее, о невозможности подлога спиритических явлений был многократно в положительном смысле решен авторитетными учеными и целыми учеными комиссиями. При изучении этой проблемы следует учитывать то обстоятельство, что все ученые-экспериментаторы, принимаясь за спиритические опыты, исходят из недоверия к медиуму, видя в нем замаскированного обманщика и считая, что причиной феноменов является его искусное фокусничество. И именно поэтому, поскольку эта подозрительность ведет их к принятию всех возможных мер предосторожности, ни у одного здравомыслящего человека нет причин сомневаться в верности результатов их опытов и в справедливости тех выводов, к которым эти исследователи на основании своих опытов приходят, особенно в тех случаях, когда скептичные исследователи начинают высказываться в пользу спиритизма и из его противников, гонителей делаются его сторонниками и поборниками.

Тем более на таком фоне забавна незатейливая «логика» врагов спиритизма: они полагают, что когда исследователи-практики не приходят в своих опытах ни к каким результатам и делают на этом основании отрицательные выводы, то они, оказывается, всегда правы и, стало быть, им можно верить; когда же они приходят к подтверждению феноменов, то тогда они всегда ошибаются и результаты их не внушают никакого доверия. То есть если опыты не подтверждают того, что Солнце вращается вокруг Земли, как то говорят нам глаза наши, но, напротив того, утверждают, что Земля вращается вокруг Солнца и вокруг своей оси, то, стало быть, и долой эти опыты, то, стало быть, им нельзя оказывать никакого доверия. И это на полном серьезе! И это называется «наукой».

Суеверие, предрассудок и невежество - близнецы-братья, препятствующие сегодня признанию и становлению спиритизма как официально признанной науки. Но их, шаг за шагом, оттеснят свет разума и стрелы истины. Это - дело лишь ближайшего будущего, и научный мир вновь вступит в законное владение своим древним наследием. Для этого от нас теперь требуется лишь беспристрастное и точное исследование методов спиритической науки средствами различных других наук. И вовсе не потому, что спиритические истины нуждаются в подтверждении со стороны научных авторитетов, но просто из-за того, что некоторые ученые позволяют себе оспаривать их, не приводя при этом весомых доводов и фактов. Барон Рейхенбах оставил в этой связи весьма назидательную сентенцию: «Скептицизм иного ученого в своей глупости превзойдет и тупость невежды». Профессор Баррет в той же связи писал: «Скептицизм, в высокомерии своем отказывающийся признать существование множества фактов, происходящих у него перед глазами, никак не может претендовать на звание здорового. Такой скептицизм нуждается во вмешательстве врача».

В своей статье, насмешливо им озаглавленной «Естествознание в мире духов», Ф. Энгельс дал «уничтожающую», по словам его адептов, критику опытам В. Крукса и А. Р. Уоллеса; в действительности же критика, данная им, всего лишь поверхностна и предвзята. Что касается предвзятости, то, чисто по-человечески, она с его стороны совершенно естественна и понятна: ведь делом всей жизни Энгельса, равно как и Маркса с Лениным, было «научное» обоснование и победное утверждение материализма, материализма, который вместе со всеми своими теориями и выводами безжалостно побивается ненавистным и чуждым ему спиритизмом; отсюда и понятное стремление найти какие угодно доводы против того, что перечеркивает дело всей вашей жизни; а это уже - подход субъективный, пристрастный, чуждый самому духу научного исследования, которое может состояться лишь в том случае, если вы с чистой совестью скажете себе, что вы не знаете ничего о том, что сейчас будете исследовать, и отметете решительно в сторону все свои эмоции, склонности и интересы. Именно поэтому «уничтожающая» критика, о которой у нас идет тут речь, поверхностна: ведь человек берется «изучать» предмет, будучи заранее твердо убежден в его ложности, а такая установка ума уже неизбежно не позволяет ему проникнуть вглубь рассматриваемой проблемы. «Нельзя познать вещи, исходя из ложности их», - как справедливо говорит Гегель, а, стало быть, такая критика несерьезна и не имеет никакого значения.

Скажем более того: эту статью с нападками на «доверчивость» и «легковерие» названных ученых Энгельс написал в 1878 году, но и в 1909 году Крукс с не меньшей убежденностью отстаивает свои взгляды. Если мы примем во внимание, какой это был добросовестный и требовательный исследователь, то мы поймем, сколь нелепо было бы утверждение о том, что сэр Крукс был жертвой той же самой мистификации в течение тридцати лет! А стало быть, не менее нелепо утверждать, что и в ту пору, о которой говорит Энгельс, сэр Крукс мог стать жертвою каких-либо ловких фокусников, особенно если принять во внимание те строгие условия контроля, в которых он всегда проводил свои опыты. Здесь нет места устраивать подробный и последовательный разбор несостоятельности доводов и выводов, коими наполнена названная статья, здесь также нет места восхищаться ее плоским и довольно пошлым юмором, но мы полагаем, что если вы внимательно прочтете и поймете то, что предлагается вам узнать из этой статьи, то необходимость в таком разборе отпадет для вас сама собой, а плоский юмор исполнит вас жалости к тем, кто смеется над вещами в высшей степени серьезными и опошляет их.

Несколько слов об опытах Крукса. Великий английский физик и химик посвятил долгие годы своей исследовательской деятельности изучению спиритических явлений. Для того чтобы сугубо научными методами проконтролировать последние, им были сконструированы особые приборы небывалой чувствительности и неслыханной точности. Ассистируемый замечательным медиумом мисс Флоренс Кук и другими учеными, столь же строго методичными как и он сам, он проводил эти исследования в своей лаборатории в окружении специальной аппаратуры, коя делала невозможной всякую попытку мошенничества и подлога, о которых так любят твердить наши оппоненты. В своей работе «Исследования в области спиритизма» Крукс анализирует различные виды наблюдаемых феноменов: передвижение тяжелых тел в пространстве, исполнение музыкальных произведений без контакта человеческих пальцев с клавишами рояля, пневматографию (прямое письмо), появление рук при дневном свете, появление фигур и лиц и т.д. Вечерами, перед глазами исследователей, в течение нескольких месяцев появлялся дух молодой и миловидной женщины по имени Кэти Кинг, который приобретал на некоторое время все качества и свойства человеческого тела, наделенного органами и способностью ощущения, беседовал с Круксом, его супругой и со всеми присутствующими, позволял проводить с собою все необходимые опыты, давал до себя дотронуться, себя аускультировать и фотографировать, после чего эта дама растворялась в воздухе, как легкий туман.

Сегодня положение дел в этой области таково, что наши незадачливые ученые, признавая уже реальность таких феноменов, как полтергейст и прочего в том же роде, по-прежнему желают дать им материалистическое, чисто механическое толкование. При этом надуманность, притянутость за волосы подобных теорий и соображений их не смущает. Между тем все шито у них белыми нитками. Им попросту страшно и, может быть, стыдно да совестно после стольких лет обструкции вернуться к понятию души. Ведь их пыльная, мертвящая бездуховность, как бес ладана, боится возрождения духовности, которая неминуемо вспыхнет с утверждением и возрождением этого понятия. А ведь еще более ста лет назад барон Дюпрель дал достойную отповедь этой породе ученых. Он писал, что как бы ни были редки мистические, оккультные и парапсихологические феномены, они наблюдаются все же достаточно часто, для того чтобы выглядели смешно попытки всех, кто полагает, будто в Природе перестало существовать то, что они исключили из диссертаций, учебников и своих пустых голов. «С таким же правом, - говорит Дюпрель, - из истории литературы можно было бы исключить гениев под предлогом того, что они редки, из геологии - вулканы, потому что большинство гор не извергает пламени, или же ограничить минералогию гранитными булыжниками потому только, что драгоценные камни попадаются редко. К этому прибавляется еще и то, что наши психологи со своим физиологическим ключом показывают себя все менее способными объяснить людям, что же происходит на самом деле, и сами частично сознаются в этом. Ведь когда какой-то определенный ключ не подходит к данному замку, всегда вполне разумно попытаться подобрать другой. Однако наши горе-ученые, вместо того чтобы воспользоваться тем, что предлагает им трансцендентальная психология, все продолжают навязывать физиологическое объяснение феномену человека, что равнозначно упрямому желанию продолжать работу, уже давно ставшую никому не нужной».

Но главное, собственно, даже не в этом, а в том, - предоставим опять слово Конан-Дойлю, - что «психические явления, существование которых было вполне и всецело доказано с точки зрения всех, кто дали себе немного труда ознакомиться с действительными фактами, сами по себе не имеют никакого значения, и что их действительная ценность сводится единственно к тому, что они поддерживают собой и придают объективную значимость огромному множеству знаний, которые призваны глубоко изменить наши старые религиозные взгляды и которые должны, при верном понимании и усвоении, превратить религию в явление в высшей степени действенное, которое более не будет иметь предметом своим веру, но действительный опыт и истину».

Леон Дени говорит: «Мало что значат для Высших Сил формы культа и религиозный аппарат; то, что требуется от людей, это - возвышенность сердца и чистота чувств. Этого можно достичь во всех религиях, и даже вне и поверх религий. Мы, спириты, среди бесчисленных насмешек и трудностей идущие от лица Света, а не церкви, провозглашая истину, безо всякой иной опоры, кроме как поддержка существ незримых, никогда нам в ней не отказывавших, мы слишком хорошо чувствуем это».

В этой же связи необходимо еще раз подчеркнуть, что всякий разговор о спиритизме, где нет благодарного упоминания имен Аллана Кардека и Леона Дени, представляет собой некомпетентную, дилетантскую болтовню. Ибо именно им мы обязаны тем, что бесчисленные, разрозненные факты и идеи составились в стройное, гармоничное, всеобъемлющее мировоззрение.

Автор: Йог Раманантата
Источник: книга «Упражнения Йоги для развития памяти»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка