Справедливо и совершенно правильно говорят, что «глаза - окна души», потому как через эти окна разум получает наибольшее число впечатлений. Вы без труда убедитесь, что вопрос об уходе за памятью ближе всего примыкает к приучению разума правильно воспринимать впечатления, полученные при посредстве глаз, нежели при посредстве каких-либо других органов чувств.

Нам нет надобности доказывать нашим читателям первостепенную важность упражнения глаза в получении правильных, ясных и точных впечатлений. Такое упражнение и соответственное развитие дадут прекрасные результаты во всяком деле, во всякой профессии или предприятии. Не только художник и ваятель нуждаются в развитом глазе, но и всякий ремесленник, деловой человек или занимающийся вольной профессией, не развив его, ежедневно страдает от такой небрежности.

Художник не в состоянии творить, не умея правильно наблюдать; писатель не сможет обрисовать наружность героев, характеры и сцены, не обладая острой наблюдательностью; не нужно напоминать ремесленнику о необходимости хорошо видеть предмет. Нет такого занятия, которое не усовершенствовалось бы при развитой способности наблюдения.

Вы намного увеличите свои познания и развлечения, развив искусство восприятия и наблюдения. Например, путешествуя, люди многое теряют из виду, от них ускользают наиболее интересные вещи из-за неумения ощущать последние. Когда по возвращении они читают описания путешествий по той же местности, они удивляются богатству описаний там, где они не видели почти ничего. Для многих пропадают и лучшие места книги ввиду небрежности их чтения.

Индеец и охотник, живущий в лесу, заметят сломанную ветку, перевернутый лист, след там, где непривычный наблюдатель не заметит ничего необыкновенного.

Нам довелось как-то читать про одного купца, который подвергался насмешкам из-за того, что у него служил в приказчиках неученый человек. Купец был согласен, что его приказчик не умел толком писать, что ошибки в его речи заставили бы содрогнуться от ужаса любого школьного учителя грамматики, что он никогда не читал произведений известных авторов, но зато, говорил купец, он умел «видеть» вещи и закупал ежегодно ценного товара на тысячи долларов и, насколько известно, ни разу не ошибся, не пропустил попорченной вещи или подозрительного товара. Этот человек развил способность восприятия и применял ее с пользою.

Далеко не все из нас замечают подробности самых обыкновенных предметов. Многие ли из вас знают, где именно уши у коровы - снизу, сверху, сзади или впереди рогов? Многие ли могут сказать, как слезает кошка с дерева, хвостом или головой? Многие ли знают, с какой ноги начинают бегать лошадь или корова, с задней или же с передней? Многие ли знают, как обозначено число 4 на циферблате их часов? Большинство из вас, незная ответа, предпочитает в таком случае просто взглянуть на часы.

Знаменитый ученый Агассис славился умением приучать своих учеников к наблюдательности. Способность восприятия, которую он развивал до высокой степени, в значительной мере способствовала успеху большого числа его учеников, которые приобрели себе впоследствии имя и положение. Говорят, что однажды любимый его ученик попросил указать ему добавочное упражнение в этом направлении. Агассис дал ему в банке рыбу с тем, чтобы он внимательно ее осмотрел, а затем, придя к нему, рассказал, что видел. Ученик видел и раньше таких рыб и не мог понять, почему наставник дал ему такую пустяковую задачу; он посмотрел на животное, но не увидел ничего нового и интересного. Не найдя профессора, он к своему величайшему неудовольствию должен был оставаться с рыбой в течение нескольких часов. Прождав немного, он принялся ее рисовать. Это было довольно легко, пока он не вникнул в подробности. Тогда он, к своему удивлению, обнаружил, что рыба не имела век, и приметил некоторые другие подробности, до сих пор ему неизвестные.

Когда Агассис вернулся, он был, казалось, в отчаянии, что ученик так немного мог рассказать о рыбе, и попросил его продолжать свои наблюдения в течение еще нескольких часов. Студент, увидев, что ему не отделаться от этого, прилежно взялся за работу, помня слова Агассиса о том, что «карандаш - самый зоркий глаз». Он находил все больше и больше интересного в рыбе, и работа его увлекла. Профессор время от времени заходил к нему в комнату и выслушивал новые сообщения студента, но почти ничего не говорил. Он заставил студента проработать 3 дня над рыбой, и тот был очень удивлен, что сначала так мало видел, тогда как на самом деле было так много интересного. Много лет спустя он сам приобрел известность и имел обыкновение рассказывать описанный случай с рыбой, замечая при этом, что урок, полученный им при исследовании рыбы, он применял и при рассмотрении подробностей всякого предмета и что приобретенная таким образом привычка дала ценные результаты. Говорят, что Агассис мог читать популярную лекцию о каком-нибудь насекомом вроде кузнечика, так заинтересовывая слушателей, что они увлекались, словно присутствовали на каком-нибудь состязании.

Говорят, что в Лондоне есть места, где приучают молодых воров к быстрому и точному наблюдению. «Профессор», научающий молодых негодяев, кладет на свою ладонь некоторое количество небольших предметов, например ключик, пуговицу, кольцо, монету и прочее. На секунду он разжимает ладонь перед своими учениками, которые обязаны не только назвать, но и описать эти предметы. Затем предметы меняются и его ученики должны сразу назвать исчезнувшие предметы. Эти субъекты после известного числа таких уроков отправляются на «работу» под видом нищих. Они стараются заглянуть в конторы, дома, торговые помещения и заметить каждый предмет, находящийся в поле их зрения, его место, замки и т.д. Потом они докладывают о виденном своему старшему, и, если дело стоит труда, устраивается грабеж.

Те, кто читал увлекательные рассказы Конан-Дойля о Шерлоке Холмсе, вероятно, помнят удивительную наблюдательность этого сыщика-любителя и достигнутые им благодаря этой способности результаты. Шулера также часто бывают хорошими наблюдателями и узнают шансы своего противника по выражению его лица, хотя последний и не сознает этого.

В Италии мальчики очень любят игру под названием «морра», которая, при правильном ходе, заставляет мальчуганов настораживаться подобно лисе. В нее играют двое, и она состоит в том, что игроки поочередно показывают друг другу несколько пальцев с тем, чтобы один из играющих быстро назвал их у своего противника. Я видел разновидность такой игры в Чикаго у итальянских газетчиков, ожидающих газет возле типографии. Один из них, привлекши внимание другого, быстро протягивал ему кулак с 2-мя или более вытянутыми пальцами, восклицая «морра». Другой должен был быстро угадать число пальцев, иначе получал увесистый удар пачкой газет по голове. Котюр, знаменитый учитель рисования, советовал своим ученикам смотреть в течение нескольких секунд на какого-нибудь прохожего, а потом попытаться нарисовать его. После некоторой практики такой способ действия увенчивался успехом. Сначала отчетливо запоминались лишь шляпа или рука, но в конце концов запоминалась вся фигура до малейших подробностей. Нам рассказывали, что в рисовальной школе в Петербурге ученики должны изучать какой-нибудь предмет в продолжение 10-ти минут, затем тот убирается и ученики стараются зарисовать его по памяти. Уорней, знаменитый учитель, ставил рисуемый предмет в одной комнате, а учеников помещал в другой и время от времени позволял им пойти взглянуть на него.

Гарбиэлли, французский художник, нарисовал очень схожий портрет Джеймса Гордона Беннета, видев того только раз в быстро проехавшем экипаже. Один из наиболее похожих портретов Авраама Линкольна был написан очень талантливым, но мало кому известным художником из Нью-Джерси, горячим поклонником великого президента, которого он видел только раз. Художник так был взволнован, услыхав об убийстве своего кумира, что, дабы прийти в себя, сел за мольберт и на память нарисовал убитого президента. Много лет тому назад, в 1845 году, сгорела старая академия художеств в Филадельфии, и среди других ценных картин погибла картина Мурильо «Римлянка». Почти 35 лет спустя Сарртэн нарисовал ее по памяти. В 1805 году французские войска взяли одно из лучших полотен Рубенса - именно запрестольный образ в церкви Св. Петра в Кёльне. Местный художник, большой поклонник картины, по памяти нарисовал копию, которая по подробностям, манере и краскам совершенно походила на оригинал. Впоследствии оригинал был возвращен, его сравнили с копией, но и самый внимательный осмотр не мог открыть никакой сколько-нибудь заметной разницы. В одной из главных гостиниц какого-то большого города находится швейцар, принимающий шляпы у посетителей при входе в столовую. Он узнает владельцев сотни шляп безошибочно, сопоставляя лицо со шляпой и запоминая таким образом зрительные впечатления. «Я представляю лицо под шляпой и узнаю, чья это шляпа»,- такие объяснения давал он и при выходе каждого посетителя вручал должную шляпу. Многие хозяева гостиниц помнят имена тысячи посетителей.

Есть рассказ о том, как Стивенс, в то время еще полицейский чиновник в Нью-Йорке, желал удостовериться в личности субъекта, занимавшего комнату, в которую он никого не впускал. И вот Стивенс постучался к нему; дверь приотворилась на несколько дюймов и на одну только секунду. Острые глаза Стивенса в этот короткий промежуток времени осмотрели всю комнату. Он увидел висящие на стенах разного рода платья и признал между ними одежду, бывшую на одном переодетом человеке, которого он искал. Это смогло послужить основанием для ареста. Субъект оказался крупным преступником, которого разыскивала полиция на континенте.

Один известный лондонский полицейский агент учил своих подручных смотреть на многолюдных улицах в обе стороны, потому что замечал, что обыкновенный человек смотрит почти всегда направо.

Глаз, конечно же, сообщает мозгу каждый световой импульс, проникающий в него, и предполагают, что каждое воспринятое таким образом впечатление, как бы ни было оно слабо, все-таки остается. Но память удерживает только те, которые возбудили интерес или привлекли внимание. Мы можем, однако, так развить свои органы чувств, что впечатления станут восприниматься с ясностью и точностью, и разум тогда будет считать их ценными и заботливо спрячет их, дабы легче было их найти когда надо, вместо того чтобы сваливать в кучу, разыскать в которой их будет невозможно.

Очень немногие бывают внимательными наблюдателями

Средний человек может запомнить предмет лишь в общих чертах, будет помнить, каков его вид, но подробности у него будут отсутствовать.

Интересный предмет возбуждает большую долю внимания, почему и получается более ясное и полное впечатление. Например, представим себе среднего мужчину и женщину, идущих по улице. Другая же женщина, в привлекающем внимание платье, проходит мимо них. Оба замечают ее. Мужчина запомнит только, что «на ней было что-то синее», что «ее рук почти не было видно из-под рукавов одежды» и что «на ней была большая шляпа». Хорошо, если он помнит хоть это,- многие не заметили бы и рукавов, и вообще полного впечатления не получилось бы. Но зато женщина, шедшая с мужчиною, окажется в состоянии точно определить, как была одета незнакомка; она припомнит отделку, талию, подробности фасона рукавов, юбку, материю, из которой она сшита, фасон, качество и стоимость, шляпу и перья, шелк и бархат, мелкие детали и т.д. Она сможет описать своей подруге все, что она видела, и та окажется в состоянии увидеть все «глазами воображения».

Однако и мужчина, и женщина обладают одинаково хорошим зрением, оба получили фотографически точное впечатление прошедшей женщины и ее туалета, но заметьте разницу в их наблюдении. Что обусловливает разницу? Просто тот факт, что женщину занимал туалет и она привыкла обращать внимание на подобные вещи. У мужчины интерес отсутствовал - отсутствовало, стало быть, и внимание. Но, вероятно, мужчина помнил бы, что у прошедшей были блестящие голубые глаза и пышные волосы - разумеется, если он молод. Но интереса можно достигнуть практикой, внимание же не замедлит последовать.

Конечно, вы понимаете, что не глаз требует упражнения, потому что всякий здоровый глаз исполняет свою работу хорошо. Уроки нужны той части вашего разума, которая смотрит через глаз. Глаз лишь камера, разум же - светочувствительная пластинка. Вы хотите развить наблюдательность. Ваше желание пробуждает в вас интерес к предмету и к подробностям, и вы уделяете ему свое внимание. Не забывайте 2-х важных факторов - интереса и внимания. Но разум ваш привык лениться, и потребуются время, терпение и труд, чтобы заставить его работать как следует.

Для запоминания предметов, во-первых, нужно их видеть полностью, чтобы разум получил ясное впечатление и бережно сохранил его, как ценную вещь. Единственная же возможность достигнуть этого - это развить наблюдательность. Предметы, которые должны остаться в памяти, надо наблюдать внимательно и старательно. Развитие наблюдательности полностью вознаградит за потраченные время и труд; сама работа неутомительна и сопровождается таким видимым улучшением памяти, что изучающий забывает, что это серьезная работа, а не череда интересных опытов.

Автор: Йог Раманантата, Йог Рамачарака
Источник: книга «Упражнения Йоги для развития памяти»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*

О проекте

Самтулана - помощь в достижении долголетия, омоложения и самоосознания.

Нам не интересно, что именно вы считаете важным в своей жизни и не собираемся менять ваши убеждения посредством какой либо проповеди или догм. Мы лишь заинтересованы в том, чтобы помочь вам достичь максимума счастья и полноты жизни. Для этого есть много разных путей и только вам выбирать по какому из них идти - лишь бы вы шли по нему как можно более эффективно!

Подписка