Что такое красота?

«В Тантре сказано, что если женщина часто предается мечтам, рождающимся в ее сердце, то все ее существо будет окрашено соответствующим настроением. Можно ли найти истину, столь же известную и привычную всем, как то , что в моменты умственного возбуждения или чувственного волнения черты даже самого невзрачного лица вдруг обретают некую изысканную красоту?»
Мулк Радж Ананд и Кришна Неру Хутисинг

Каждый человек на свете хочет быть красивым — каждый, будь то молодой человек или старик, мужчина или женщина. Видимо, стремление к физической красоте (как и способность распознавать ее) укоренено в человеческой душе очень глубоко. Общий показатель красоты — гармония, или пропорциональность. Специалисты в области биологии развития полагают, что наша врожденная способность воспринимать симметричность человеческого лица — это один из механизмов выживания. Младенцы неосознанно тянутся к дружелюбному, приятному лицу и плачут при виде лица уродливого или искаженного гримасой, инстинктивно воспринимая его как сигнал потенциальной опасности. К четырех‐пятилетнему возрасту дети уже умеют распознавать тонкие физические различия между людьми и судить о других по внешности. Они также осознают свою собственную внешность и любят экспериментировать, стараясь украсить себя как можно более пышно и роскошно. Посмотрите, с каким удовольствием ребенок наряжается, если ему выпадет такая возможность, и какой восторг испытывает при виде своего отражения в зеркале!

Нет и не было ни единой цивилизации, в которой не существовало бы своих стандартов красоты и одежды,- хотя подчас эти стандарты не имеют ничего общего с принятыми в нашей культуре. Антрополог Эшли Монтегю отмечает: «Каждое общество нашло свои способы украшать человеческое тело, приумножая и воспевая тем самым его красоту». Всю историю искусства и культуры в значительной степени можно рассматривать как свидетельство универсального стремления к красоте и совершенству — стремления, присущего каждому человеку.

Суета сует: Эликсир Красоты

К сожалению, этот древний как мир поиск красоты свелся в современной американской жизни к примитивной фиксации на нескольких стандартных образах, которые подпитываются рекламой и средствами массовой информации и опираются на доминирующее в обществе отношение к старости и здоровью вообще. Старинные идеалы красоты, в основе которых лежала идея совершенствования нашей глубинной натуры, выродились в массовой культуре в «идеал» обычной привлекательности, которой можно достичь за счет правильно подобранного макияжа и гардероба и с помощью хорошего инструктора или, на худой конец, пластического хирурга. Несколько лет назад, к примеру, модельеры, объединив усилия с производителями видеоклипов, принялись пропагандировать «имидж» и форму танцевальной пластики, основанные на искусственных манерах и позах витринных манекенов. Мадонна дала этому стилю название «вог» — очевидно, в честь знаменитого журнала мод. Из словаря современных зрительных образов практически исчезло представление о такой красоте, которая , подобно подлинному искусству, должна постепенно подниматься на поверхность из глубины души и обретать плоть и кровь во множестве тончайших разнообразных оттенков. Вместо этого нам подсовывают призывный взгляд красотки с журнальной обложки, голливудскую осанку, клип MTV или рекламный ролик — всего лишь визуальный аккомпанемент к звуковой дорожке. Американцы обладают непревзойденной способностью бесконечно порождать и воспроизводить такие образы‐пустышки — вот почему во всем мире о них самих сложилось абсолютно искаженное представление . Можно было бы просто посмеяться над этим отражением в кривом зеркале и не придавать ему значения. Однако образ супермодели сам по себе слишком гротескный, а кроме того, его популяризация сыграла не последнюю роль в том, что женщины и молодые девушки все чаще страдают от расстройств питания, депрессии и заниженной самооценки.

Мы вовсе не пытаемся принизить значение косметики, моды или шоу‐бизнеса. На каком‐то уровне вся эта индустрия развлечений всего‐навсего разыгрывает фантазии коллективного бессознательного, подобные тем, которые мы пытались воплотить в детстве, наряжаясь в мамины платья. Украшение своего тела, по мнению Монтегю не только забавляет и развлекает нас, но и способствует самоутверждению, причем в любом возрасте. Однако все эти чрезмерно стилизованные, монотонные образы самой своей вездесущностью и формальностью закрепляют в обществе «плоский» идеал физического совершенства, снова и снова внушая нам, будто красота — это всего лишь вопрос внешности. В результате американское общество окончательно утрачивает понятие о том, что значит быть красивой и что для этого нужно.

Со своей стороны, прогресс медицины внушает нам надежду на то, что чудесный эликсир вот‐вот подарит нам вечную юность, а столь же чудодейственная пилюля — свободу от всех недугов. Как в личной жизни, так и в общественной политике американцы демонстрируют всему миру слепую и ослепляющую веру в науку, которая якобы в силах исцелить любую болезнь, чем бы та ни вызывалась. Многие люди готовы принимать лекарства с опасными побочными эффектами и даже лечь под нож хирурга, лишь бы не менять свою диету и не избавляться от вредных привычек. А медицинская страховка скорее покроет вам огромные расходы на лечение от легочной болезни, чем незначительную сумму, необходимую для избавления от никотиновой зависимости, даже если к последнему имеются серьезные врачебные показания. Кроме того, врачи в большинстве своем ‐ аллопаты, имеющие дело в своей практике преимущественно с острыми заболеваниями, а не с профилактикой болезней. В свое время аллопатия одержала победу над полиомиелитом, оспой и другими страшными болезнями, но для поддержания подлинного здоровья она делает очень мало. Химически подавляя симптомы болезни или удаляя больной орган хирургическим путем, она позволяет достичь только видимости здоровья. Она лишь маскирует физиологический дисбаланс, не восстанавливая равновесия,- и в результате болезнь развивается, захватывая все новые ткани, а выжившие штаммы патогенных бактерий обретают все большую сопротивляемость, как иногда происходит, например, при лечении антибиотиками.

Установка на поиск «быстрых побед», преобладающая в медицине, формирует и массовое отношение к физической красоте. На последнем симпозиуме косметологов в Нью‐Йорке я увидела тысячи новых «чудодейственных средств», якобы способных исцелять кожные заболевания и разглаживать морщины, замедлять старение и вообще превращать нас в писаных красавиц. Это означает, что еженедельно на рынке появляются десятки новых косметических составов! А еще это означает, что те флаконы и тюбики, которыми уже битком набиты ваши косметички и сплошь уставлены полки в ванных комнатах, не помогают. Среди них и многие так называемые «натуральные продукты», которые не так давно обрели популярность и внесли тем самым еще большую путаницу в рынок косметики. Ярлык «натуральный» помогает сделать товару хорошую рекламу, но следует помнить, что фирмы-изготовители вольны писать это слово на этикетке, сколько им заблагорассудится, даже если в состав проста входит, помимо натуральных компонентов, множество синтетических и химических добавок. Государственные стандарты США не предусматривают здесь никаких правил.

Абсолютная красота между кожей, физическими чувствами, «ощущениями» и нашим «я» определяет то, что составляет основу аюрведического понятия красоты, поскольку наш внешний облик напрямую зависит от наших эмоций ‐ от чувств, которые мы питаем в глубине души, и от того, как мы относимся к самим себе.

Писательница‐феминистка Эллен Зетцель Ламберт, исследуя эти процессы на опыте собственного раннего развития, отлично уловила их суть: она определяет красоту как «лик любви». Именно так она назвала свою книгу, в которой рассказывает как, уже будучи взрослой, увидела свои детские фотографии, сделанные еще до того, как умерла ее мать. На этих снимках Эллен была прехорошенькой маленькой девочкой. Что же с ней случилось потом? Почему на более поздних фотографиях она стала такой некрасивой, «хмурой» и даже «неприглядной»? Глубоко поразмыслив об этом, Ламберт приходит к выводу, что «ослепительную улыбку», зажженную материнской любовью, погасили боль утраты и недостаток внимания со стороны мачехи. «Красивое лицо — это лицо, воодушевленное и одухотворенное любовью. В детстве я, словно зеркало, отражала в мир ту любовь, которую он дарил мне, ‐ вот почему я была красива».

Значит, наше стремление обладать красотой — это, вопреки распространенному мнению, не просто наследие зависимого положения, в котором находилась женщина много веков. Напротив, это — естественное проявление врожденного побуждения нашего «я» к любви. Следовательно, как утверждает Ламберт, «внешность считается важной по праву», и нам не следует искать оправданий за то, что мы уделяем ей такое внимание. «На самом деле, внешность важна для меня именно как для феминистки. Она важна потому, что внешняя красота есть выражение внутреннего «я». Я убеждена, что каждый взрослый не меньше ребенка нуждается в том, чтобы его любили во плоти; до сих пор феминистки принижали значение этой потребности — и заблуждались… Отрицать эту потребность — значит отказывать человеку (не важно, мужчине или женщине) в целостности».

Порок массовой культуры заключается вовсе не в том, что она побуждает нас быть красивыми, но в том, что пропагандируемый ею опредмеченный и обезличенный образ красоты противоречит самой сути стремления к красоте — желанию полностью реализовать свою личность. В идеале, физическая красота — это отнюдь не самоцель; это и не средство для соблазнения, и не талисман, помогающий завоевать любовь. Напротив, она сама, как полагает Эллен Ламберт, есть конечный продукт любви и благополучия, предельное и полное выражение индивидуальности и внутренней силы человека.

Выражаясь языком Аюрведы, красота есть лик безграничного Я — энергии чистого сознания, проявляющаяся через тело в тончайшей из всех возможных физических форм. Как писал Вернер Гейзенберг, один из основоположников квантовой механика «красота ‐ это вечное великолепие «Единого», свет которого сияет нам сквозь оболочку материального». Красоту в себе мы можем ощутить как глубокое чувство собственной целостности, а в других людях мы узнаем ее по непринужденной осанке, грациозности и живости. Красивый человек — это человек, который абсолютно свободен внутри и излучает вовне сияние этой свободы.

Согласно Аюрведе, достичь состояния внутренней целостности может любой человек, вне зависимости от воспитания и места жительства. Для этого нужно научиться устанавливать равновесие на всех уровнях своей жизни в соответствии со своей врожденной конституцией. Уровни эти простираются от самых явных физических аспектов (поведение, тело, дыхание) до тонких субъективных планов существования (эмоции, мысли , эго) и дальше, к непроявленному источнику всего бытия, к чистому сознанию. Когда все сферы нашей жизни, от питания и сна до мышления и развлечений, придут в согласие с нашей врожденной энергетической структурой, тогда мы начнем жить именно так, как предназначила нам природа. И нет наслаждения выше, чем такая гармония бытия.

Автор: Пратима Райчур
Источник: книга «Абсолютная красота. Сияющая кожа и внутренняя гармония: древние тайны Аюрведы»

Оставить комментарий

avatar